Что такое субсидиарная ответственность при банкротстве
Перейти к содержимому

Что такое субсидиарная ответственность при банкротстве

  • автор:

Субсидиарная ответственность родственников руководителей и собственников бизнеса

Каких правил должны придерживаться члены органов управления и участники хозяйственных обществ, чтобы их детям, супругам и дальним родственникам не пришлось отвечать по долгам компании?

Субсидиарная ответственность родственников руководителей и собственников бизнеса

Субсидиарная ответственность родственников – уже давно не просто «страшилки»

В последнее время значительно увеличилось количество рассматриваемых судами дел о банкротстве. И хотя процент удовлетворенных требований кредиторов становится все меньше, привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (КДЛ) остается действенным средством пополнения конкурсной массы. Многие руководители и собственники бизнеса до сих пор думают, что подобные предостережения – не более чем страшная сказка. Но это не так.

Под субсидиарной ответственностью понимают обязанность лица возместить недостающую сумму долга банкрота при наличии соответствующего решения суда. То есть, помимо основного должника – банкрота, появляется дополнительный должник. Им может оказаться любое лицо, контролирующее должника. Заявление о взыскании долга в субсидиарном порядке может подать как арбитражный управляющий, так и кредитор в рамках дела о банкротстве при недостаточности денежных средств у должника-банкрота для погашения требований кредиторов.

На практике к субсидиарной ответственности обычно привлекают директора организации или ее учредителей (участников). Однако Закон о банкротстве и правоприменительная практика позволяют призвать к ответу неограниченный круг лиц. Так, все чаще контролирующими должника лицами признаются родственники директора и учредителей или участников организации, в основном их супруги и дети.

Руководство и владельцев организаций привлекают к субсидиарной ответственности за мнимые, притворные или невыгодные сделки, которые привели к возникновению долга перед кредиторами и банкротству юрлица. А для их родственников предусмотрены иные основания. Закон о банкротстве прямо называет потенциальными КДЛ тех из них, кто влиял на принятие решений. Если же родственники не участвуют в управлении делами должника, то могут быть признаны КДЛ на основании подп. 3 п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве. То есть они получили выгоду от незаконных или недобросовестных действий тех, кто компанией управляет.

Показательные примеры из судебной практики

Практику привлечения к субсидиарной ответственности супруга управленца или владельца компании можно считать сформированной. По общему правилу заявителю нужно обосновать факт влияния супруга на деятельность компании и, как следствие, доведение ее до несостоятельности. Если таких подозрений нет, нужно проверить, не получил ли он выгоду вследствие незаконных или недобросовестных действий своего супруга (подп. 3 п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве).

В одном из постановлений Арбитражный суд Поволжского округа прямо указал, что одного факта заключения брака недостаточно для признания получения супругом выгоды и наличия у него признаков контролирующего должника лица (Постановление АС Поволжского округа от 5 июня 2019 г. № Ф06-46881/19 по делу № А49-1097/2017. Аналогичные выводы изложены в Постановлении АС Московского округа от 17 сентября 2019 г. № Ф05-12976/19 по делу № А40-198382/2015).

В прошлом году Арбитражный суд Северо-Западного округа отказал в привлечении супруги к субсидиарной ответственности. Притом что ее муж являлся генеральным директором, а свекор – участником должника. Суды установили, что супруга не является контролирующим должника лицом, а факт перечисления в ее пользу денежных средств нельзя считать доказательством извлечения выгоды (Постановление АС Северо-Западного округа от 27 августа 2021 г. по делу № А56-46795/2018).

Вместе с тем в Определении от 23 декабря 2019 г. № 305-ЭС19-13326 по делу ООО «Альянс» Верховный Суд отметил, что необходимо разграничивать общее личное имущество супругов и имущество, выведенное из оборота фирмы-должника. При решении вопроса о получении выгоды должно учитываться положение закона об общности имущества супругов. Поэтому супруг должен будет доказывать, что не обогатился за счет своего супруга, контролирующего должника.

В этом же определении Верховный Суд предусмотрел прямое исключение из правила о получении выгоды. В деле ООО «Альянс» суды трех инстанций отказали налоговой инспекции в привлечении сыновей директора компании-банкрота к субсидиарной ответственности в качестве КДЛ. Однако Верховный Суд счел возможным взыскать с них стоимость подаренных квартир. Направляя дело на новое рассмотрение, Суд указал, что «вред кредиторам может быть причинен не только доведением должника до банкротства, но и умышленными действиями, направленными на создание невозможности получения кредиторами полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц, виновных в банкротстве должника, в том числе путем приобретения их имущества родственниками по действительным безвозмездным сделкам, не являющимся мнимыми, о вредоносной цели которых не мог не знать приобретатель».

В октябре 2020 г. Арбитражный суд г. Москвы вынес определение по этому делу о привлечении детей директора компании к субсидиарной ответственности (см. новость «АС г. Москвы опубликовал решение о привлечении к субсидиарной ответственности детей руководителя банкрота»). Это решение нашло свое продолжение в Определении Верховного Суда РФ от 15 ноября 2021 г. № 307-ЭС19-23103. Теперь стало проще запрашивать сведения об имуществе, принадлежащем детям контролирующих должника лиц (см. новость «ВС признал допустимым финансовому управляющему получать сведения об имуществе детей банкрота»).

Другие родственники могут быть привлечены к субсидиарной ответственности как КДЛ в случае причастности к выводу активов или участия в сделках с аффилированными лицами. Например, если родственник работает в подконтрольной должнику компании на руководящей должности (Определение ВС РФ от 16 декабря 2019 г. № 309-ЭС17-8686(2)); если должник заключил с членом семьи сделки и передал ему активы (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23 июля 2019 г. по делу № А40-96582/2016).

В случае привлечения родственников к субсидиарной ответственности они становятся равнозначными должниками наравне с другими. То есть долг может быть взыскан с любого из них или со всех сразу в произвольной форме. Однако в решении суда может быть предусмотрена обязанность отвечать по конкретной сделке или в пределах указанной суммы.

Наследование субсидиарного долга

Долгое время считалось, что ответственность контролирующего лица привязана к его личности, а это исключает переход долга по наследству. Однако дело ООО «Амурский продукт» изменило данный подход. Верховный Суд посчитал, что субсидиарный долг должен входить в наследственную массу. Иначе незаконно или недобросовестно приобретенное имущество может быть передано наследникам и необоснованно ими сохранено. При этом неважно, вошло ли в состав наследственной массы то самое имущество, которое было приобретено наследодателем за счет кредиторов (Определение ВС РФ от 11 ноября 2019 г. № 303-ЭС19-15056).

Требование о взыскании субсидиарного долга может быть удовлетворено даже при подаче заявления уже после смерти наследодателя.

Рекомендации для предпринимателей и их родственников

  • Предпринимателям стоит иметь в виду мнимость выгоды заключения брачных договоров и соглашений о разделе имущества. Суд может включить имущество другого супруга в конкурсную массу в угоду интересам кредиторов (см., например, Определение ВС РФ от 24 сентября 2018 г. № 304-ЭС18-4364, Определение Московского городского суда от 24 января 2018 г. по делу № 33-3052/2018).
  • Избегайте фиктивных сделок дарения и иных подобных действий в отношении детей, супругов, родителей и даже дальних родственников. Передавать можно только свое имущество, а не активы фирмы, и лишь то, что необходимо родственнику для жизни (жилье, личный транспорт и т.п.).
  • Перед сделкой следует проверить отчетность за последний год на предмет признаков несостоятельности. Если такие признаки имеются, то от сделки лучше воздержаться.
  • Вы всегда должны быть готовы доказать, что переданное родственнику имущество образовалось не за счет должника в предбанкротный период. Для этого может пригодиться, например, подтверждение доходов до участия в управлении фирмой-банкротом.
  • Придерживайтесь принципа прозрачности производимых манипуляций. Не пытайтесь убедить суд или кредиторов в том, что имущество родственнику не передавалось или он не будет им пользоваться и проч. Напротив, нужно дать ясно понять, какое имущество и для чего передано, как получатель будет его использовать.
  • И не забывайте об общих правилах поведения в банкротстве и его преддверии: повышенное внимание к документальному оформлению своих действий может спасти от необоснованных требований, а сотрудничество с кредиторами и судом поможет отбросить сомнения в добросовестности вашего поведения и целесообразности сделок.
  • Если вы все еще считаете, что случаи привлечения к субсидиарной ответственности руководителей, собственников бизнеса и их родственников скорее исключения из правила, почитайте о наиболее заметных решениях судов 2021 г. и начала 2022 г. на сайте «АГ». Вам могут пригодиться следующие публикации: «Ответственность руководителя должника перед банком как поручителя не тождественна его субсидиарной ответственности», «Нюансы ответственности контролирующих должника лиц при поручительстве за одного из членов группы компаний», «ВС не допустил привлечения к субсидиарной ответственности за пять дней управления банком», «ВС разъяснил, что ответственность за банкротство финансовой организации не всегда несет каждый член правления» и «Субсидиарный терроризм», «Всегда ли участие в убыточной для банка сделке ведет к субсидиарной ответственности?», «Когда нельзя привлечь к субсидиарной ответственности учредителя общества, о банкротстве которого он не заявил», «ВС разъяснил, как оценивать повторность требований о привлечении к субсидиарной ответственности», «ВС пояснил основания для привлечения к субсидиарной ответственности руководителей ликвидированного ООО», «ВС напомнил о возможности привлечения к субсидиарной ответственности до процедуры банкротства», «ВС разъяснил тонкости привлечения к субсидиарной ответственности руководителей убыточных предприятий», «ВС разбирался с делом, в котором в один день было принято два противоположных решения по одному вопросу», «ВС пояснил очередность выплаты мораторных процентов за счет контролирующего должника лица», «КС признал право контролирующих должника лиц оспаривать требования кредиторов», «АС Московского округа оперативно применил свежую позицию Верховного Суда и расширил ее», «Являются ли уполномоченные пайщики контролирующими лицами?»).

Что такое субсидиарная ответственность при банкротстве

Статья 61.11. Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов

(введена Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ)

Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 61.11

1. Если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

2. Пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица), включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона;

2) документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы;

3) требования кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, возникшие вследствие правонарушения, за совершение которого вступило в силу решение о привлечении должника или его должностных лиц, являющихся либо являвшихся его единоличными исполнительными органами, к уголовной, административной ответственности или ответственности за налоговые правонарушения, в том числе требования об уплате задолженности, выявленной в результате производства по делам о таких правонарушениях, превышают пятьдесят процентов общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов;

4) документы, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, об инвестиционных фондах, об обществах с ограниченной ответственностью, о государственных и муниципальных унитарных предприятиях и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют либо искажены;

5) на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены подлежащие обязательному внесению в соответствии с федеральным законом сведения либо внесены недостоверные сведения о юридическом лице:

в единый государственный реестр юридических лиц на основании представленных таким юридическим лицом документов;

в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в части сведений, обязанность по внесению которых возложена на юридическое лицо.

3. Положения подпункта 1 пункта 2 настоящей статьи применяются независимо от того, были ли предусмотренные данным подпунктом сделки признаны судом недействительными, если:

1) заявление о признании сделки недействительной не подавалось;

2) заявление о признании сделки недействительной подано, но судебный акт по результатам его рассмотрения не вынесен;

3) судом было отказано в признании сделки недействительной в связи с истечением срока давности ее оспаривания или в связи с недоказанностью того, что другая сторона сделки знала или должна была знать о том, что на момент совершения сделки должник отвечал либо в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества.

4. Положения подпункта 2 пункта 2 настоящей статьи применяются в отношении лиц, на которых возложены обязанности:

1) организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника;

2) ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника.

5. Положения подпункта 3 пункта 2 настоящей статьи применяются в отношении лица, являвшегося единоличным исполнительным органом должника в период совершения должником или его единоличным исполнительным органом соответствующего правонарушения, а также контролирующего должника лица.

6. Положения подпункта 4 пункта 2 настоящей статьи применяются в отношении единоличного исполнительного органа юридического лица, а также иных лиц, на которых возложены обязанности по составлению и хранению документов, предусмотренных законодательством Российской Федерации об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, об инвестиционных фондах, об обществах с ограниченной ответственностью, о государственных и муниципальных унитарных предприятиях и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами.

7. Положения подпункта 5 пункта 2 настоящей статьи применяются в отношении единоличного исполнительного органа юридического лица, а также иных лиц, на которых от имени юридического лица возложены обязанности по представлению документов для государственной регистрации либо обязанности по внесению сведений в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц.

8. Если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия нескольких контролирующих должника лиц, такие лица несут субсидиарную ответственность солидарно.

9. Арбитражный суд вправе уменьшить размер или полностью освободить от субсидиарной ответственности лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, если это лицо докажет, что оно при исполнении функций органов управления или учредителя (участника) юридического лица фактически не оказывало определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществляло функции органа управления номинально), и если благодаря предоставленным этим лицом сведениям установлено фактически контролировавшее должника лицо, в том числе отвечающее условиям, указанным в подпунктах 2 и 3 пункта 4 статьи 61.10 настоящего Федерального закона, и (или) обнаружено скрывавшееся последним имущество должника и (или) контролирующего должника лица.

10. Контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого невозможно полностью погасить требования кредиторов, не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в невозможности полного погашения требований кредиторов отсутствует.

Такое лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности, если оно действовало согласно обычным условиям гражданского оборота, добросовестно и разумно в интересах должника, его учредителей (участников), не нарушая при этом имущественные права кредиторов, и если докажет, что его действия совершены для предотвращения еще большего ущерба интересам кредиторов.

О выявлении конституционно-правового смысла п. 11 ст. 61.11 см. Постановление КС РФ от 30.10.2023 N 50-П.

11. Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица подлежит соответствующему уменьшению, если им будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этого лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет этого контролирующего должника лица.

Не включаются в размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица требования, принадлежащие этому лицу либо заинтересованным по отношению к нему лицам. Такие требования не подлежат удовлетворению за счет средств, взысканных с данного контролирующего должника лица.

12. Контролирующее должника лицо несет субсидиарную ответственность по правилам настоящей статьи также в случае, если:

О выявлении конституционно-правового смысла пп. 1 п. 12 ст. 61.11 см. Постановление КС РФ от 07.02.2023 N 6-П.

1) невозможность погашения требований кредиторов наступила вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, однако производство по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, или заявление уполномоченного органа о признании должника банкротом возвращено;

2) должник стал отвечать признакам неплатежеспособности не вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, однако после этого оно совершило действия и (или) бездействие, существенно ухудшившие финансовое положение должника.

Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов

16. Под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов (статья 61.11 Закона о банкротстве) следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством.

Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

Поскольку деятельность юридического лица опосредуется множеством сделок и иных операций, по общему правилу, не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя инициированная контролирующим лицом сделка (операция), которая привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения — появлению признаков объективного банкротства. Суду надлежит исследовать совокупность сделок и других операций, совершенных под влиянием контролирующего лица (нескольких контролирующих лиц), способствовавших возникновению кризисной ситуации, ее развитию и переходу в стадию объективного банкротства.

17. В силу прямого указания подпункта 2 пункта 12 статьи 61.11 Закона о банкротстве контролирующее лицо также подлежит привлечению к субсидиарной ответственности и в том случае, когда после наступления объективного банкротства оно совершило действия (бездействие), существенно ухудшившие финансовое положение должника. Указанное означает, что, по общему правилу, контролирующее лицо, создавшее условия для дальнейшего значительного роста диспропорции между стоимостью активов должника и размером его обязательств, подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в полном объеме, поскольку презюмируется, что из-за его действий (бездействия) окончательно утрачена возможность осуществления в отношении должника реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности, и, как следствие, утрачена возможность реального погашения всех долговых обязательств в будущем.

Контролирующее лицо, которое несет субсидиарную ответственность на основании подпункта 2 пункта 12 статьи 61.11 Закона о банкротстве, и контролирующее лицо, несущее субсидиарную ответственность за доведение до объективного банкротства, отвечают солидарно.

Если из-за действий (бездействия) контролирующего лица, совершенных после появления признаков объективного банкротства, произошло несущественное ухудшение финансового положения должника, такое контролирующее лицо может быть привлечено к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков по иным, не связанным с субсидиарной ответственностью основаниям.

18. Контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов (пункт 3 статьи 1 ГК РФ, абзац 2 пункта 10 статьи 61.11 Закона о банкротстве). При рассмотрении споров о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности данным правилом о защите делового решения следует руководствоваться с учетом сложившейся практики его применения в корпоративных отношениях, если иное не вытекает из существа законодательного регулирования в сфере несостоятельности.

19. При доказанности обстоятельств, составляющих основания опровержимых презумпций доведения до банкротства, закрепленные в пункте 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, предполагается, что именно действия (бездействие) контролирующего лица явились необходимой причиной объективного банкротства.

Доказывая отсутствие оснований привлечения к субсидиарной ответственности, в том числе при опровержении установленных законом презумпций (пункт 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве), контролирующее лицо вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т.п.).

Если банкротство наступило в результате действий (бездействия) контролирующего лица, однако помимо названных действий (бездействия) увеличению размера долговых обязательств способствовали и внешние факторы (например, имели место неправомерный вывод активов должника под влиянием контролирующего лица и одновременно порча произведенной должником продукции в результате наводнения), размер субсидиарной ответственности контролирующего лица может быть уменьшен по правилам абзаца второго пункта 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве.

20. При решении вопроса о том, какие нормы подлежат применению — общие положения о возмещении убытков (в том числе статья 53.1 ГК РФ) либо специальные правила о субсидиарной ответственности (статья 61.11 Закона о банкротстве), — суд в каждом конкретном случае оценивает, насколько существенным было негативное воздействие контролирующего лица (нескольких контролирующих лиц, действующих совместно либо раздельно) на деятельность должника, проверяя, как сильно в результате такого воздействия изменилось финансовое положение должника, какие тенденции приобрели экономические показатели, характеризующие должника, после этого воздействия.

Если допущенные контролирующим лицом (несколькими контролирующими лицами) нарушения явились необходимой причиной банкротства, применению подлежат нормы о субсидиарной ответственности (пункт 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве), совокупный размер которой, по общим правилам, определяется на основании абзацев первого и третьего пункта 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве.

В том случае, когда причиненный контролирующими лицами, указанными в статье 53.1 ГК РФ, вред исходя из разумных ожиданий не должен был привести к объективному банкротству должника, такие лица обязаны компенсировать возникшие по их вине убытки в размере, определяемом по правилам статей 15, 393 ГК РФ.

Независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд применительно к положениям статей 133 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе установленную статьей 53.1 ГК РФ, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.

21. Если необходимой причиной объективного банкротства явились сделка или ряд сделок, по которым выгоду извлекло третье лицо, признанное контролирующим должника исходя из презумпции, закрепленной в подпункте 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве, такой контролирующий выгодоприобретатель несет субсидиарную ответственность, предусмотренную статьей 61.11 Закона о банкротстве, солидарно с руководителем должника (абзац первый статьи 1080 ГК РФ).

22. В силу пункта 8 статьи 61.11 Закона о банкротстве и абзаца первого статьи 1080 ГК РФ, если несколько контролирующих должника лиц действовали совместно, они несут субсидиарную ответственность за доведение до банкротства солидарно. В целях квалификации действий контролирующих должника лиц как совместных могут быть учтены согласованность, скоординированность и направленность этих действий на реализацию общего для всех намерения, то есть может быть принято во внимание соучастие в любой форме, в том числе соисполнительство, пособничество и т.д. Пока не доказано иное, предполагается, что являются совместными действия нескольких контролирующих лиц, аффилированных между собой.

Если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо друг от друга и действий каждого из них было достаточно для наступления объективного банкротства должника, названные лица также несут субсидиарную ответственность солидарно (пункт 8 статьи 61.11 Закона о банкротстве).

Если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо и действий каждого из них, существенно повлиявших на положение должника, было недостаточно для наступления объективного банкротства, но в совокупности их действия привели к такому банкротству, данные лица подлежат привлечению к субсидиарной ответственности в долях (пункт 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве, пункт 1 статьи 1064 ГК РФ). В этом случае суд распределяет между ними совокупный размер ответственности, исчисляемый по правилам абзацев первого и третьего пункта 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве, определяя долю, приходящуюся на каждое контролирующее лицо, пропорционально размеру причиненного им вреда. При невозможности определения размера причиненного вреда исходя из конкретных операций, совершенных под влиянием того или иного лица, размер доли, приходящейся на каждое контролирующее лицо, может быть определен пропорционально периодам осуществления ими фактического контроля над должником.

23. Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве презумпция доведения до банкротства в результате совершения сделки (ряда сделок) может быть применена к контролирующему лицу, если данной сделкой (сделками) причинен существенный вред кредиторам. К числу таких сделок относятся, в частности, сделки должника, значимые для него (применительно к масштабам его деятельности) и одновременно являющиеся существенно убыточными. При этом следует учитывать, что значительно влияют на деятельность должника, например, сделки, отвечающие критериям крупных сделок (статья 78 Закона об акционерных обществах, статья 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и т.д.). Рассматривая вопрос о том, является ли значимая сделка существенно убыточной, следует исходить из того, что таковой может быть признана в том числе сделка, совершенная на условиях, существенно отличающихся от рыночных в худшую для должника сторону, а также сделка, заключенная по рыночной цене, в результате совершения которой должник утратил возможность продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственной деятельности, приносивших ему ранее весомый доход.

Если к ответственности привлекается лицо, являющееся номинальным либо фактическим руководителем, иным контролирующим лицом, по указанию которого совершена сделка, или контролирующим выгодоприобретателем по сделке, для применения презумпции заявителю достаточно доказать, что сделкой причинен существенный вред кредиторам. Одобрение подобной сделки коллегиальным органом (в частности, наблюдательным советом или общим собранием участников (акционеров) не освобождает контролирующее лицо от субсидиарной ответственности.

Если к ответственности привлекается контролирующее должника лицо, одобрившее сделку прямо (например, действительный участник корпорации) либо косвенно (например, фактический участник корпорации, оказавший влияние на номинального участника в целях одобрения им сделки), для применения названной презумпции заявитель должен доказать, что сделкой причинен существенный вред кредиторам, о чем контролирующее лицо в момент одобрения знало либо должно было знать исходя из сложившихся обстоятельств и с учетом его положения.

По смыслу пункта 3 статьи 61.11 Закона о банкротстве для применения презумпции, закрепленной в подпункте 1 пункта 2 данной статьи, наличие вступившего в законную силу судебного акта о признании такой сделки недействительной не требуется. Равным образом не требуется и установление всей совокупности условий, необходимых для признания соответствующей сделки недействительной, в частности недобросовестности контрагента по этой сделке.

По смыслу подпункта 3 пункта 3 статьи 61.11 Закона о банкротстве, если в удовлетворении иска о признании сделки недействительной ранее было отказано по мотиву равноценности полученного должником встречного денежного предоставления, то заявитель впоследствии не вправе ссылаться на нерыночный характер цены этой же сделки в целях применения презумпции доведения до банкротства.

По смыслу подпункта 1 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве для доказывания факта совершения сделки, причинившей существенный вред кредиторам, заявитель вправе ссылаться на основания недействительности, в том числе предусмотренные статьей 61.2 (подозрительные сделки) и статьей 61.3 (сделки с предпочтением) Закона о банкротстве. Однако и в этом случае на заявителе лежит обязанность доказывания как значимости данной сделки, так и ее существенной убыточности. Сами по себе факты совершения подозрительной сделки либо оказания предпочтения одному из кредиторов указанную совокупность обстоятельств не подтверждают.

24. В силу пункта 3.2 статьи 64, абзаца четвертого пункта 1 статьи 94, абзаца второго пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве на руководителе должника лежат обязанности по представлению арбитражному управляющему документации должника для ознакомления или по ее передаче управляющему.

Арбитражный управляющий вправе требовать от руководителя (а также от других лиц, у которых фактически находятся соответствующие документы) по суду исполнения данной обязанности в натуре применительно к правилам статьи 308.3 ГК РФ. По результатам рассмотрения соответствующего обособленного спора выносится судебный акт, который может быть обжалован в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 223 АПК РФ.

Применяя при разрешении споров о привлечении к субсидиарной ответственности презумпции, связанные с непередачей, сокрытием, утратой или искажением документации (подпункты 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве), необходимо учитывать следующее.

Заявитель должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства.

Привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названные презумпции, доказав, что недостатки представленной управляющему документации не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, либо доказав отсутствие вины в непередаче, ненадлежащем хранении документации, в частности, подтвердив, что им приняты все необходимые меры для исполнения обязанностей по ведению, хранению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась.

Под существенным затруднением проведения процедур банкротства понимается в том числе невозможность выявления всего круга лиц, контролирующих должника, его основных контрагентов, а также:

невозможность определения основных активов должника и их идентификации;

невозможность выявления совершенных в период подозрительности сделок и их условий, не позволившая проанализировать данные сделки и рассмотреть вопрос о необходимости их оспаривания в целях пополнения конкурсной массы;

невозможность установления содержания принятых органами должника решений, исключившая проведение анализа этих решений на предмет причинения ими вреда должнику и кредиторам и потенциальную возможность взыскания убытков с лиц, являющихся членами данных органов.

К руководителю должника не могут быть применены презумпции, установленные подпунктами 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, если необходимая документация (информация) передана им арбитражному управляющему в ходе рассмотрения судом заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Такая передача документации (информации) не исключает возможность привлечения руководителя к ответственности в виде возмещения убытков, вызванных просрочкой исполнения обязанности, или к субсидиарной ответственности по иным основаниям.

Сама по себе непередача предыдущим руководителем новому необходимых документов не освобождает последнего от ответственности и не свидетельствует об отсутствии вины. Добросовестный и разумный руководитель обязан совершить действия по истребованию документации у предыдущего руководителя (применительно к статье 308.3 ГК РФ) либо по восстановлению документации иным образом (в частности, путем направления запросов о получении дубликатов документов в компетентные органы, взаимодействия с контрагентами для восстановления первичной документации и т.д.).

В случае противоправных действий нескольких руководителей, последовательно сменявших друг друга, связанных с ведением, хранением и восстановлением ими документации, презюмируется, что действий каждого из них было достаточно для доведения должника до объективного банкротства (пункт 8 статьи 61.11 Закона о банкротстве).

Согласно подпунктам 2 и 4 пункта 2, пунктам 4 и 6 статьи 61.11 Закона о банкротстве, если лица, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), также признаны контролирующими, то предполагается, что их совместные с руководителем должника действия стали необходимой причиной объективного банкротства при доказанности существенно затруднивших проведение процедур банкротства фактов непередачи, сокрытия, утраты или искажения документации.

По смыслу подпунктов 2 и 4 пункта 2, пунктов 4 и 6 статьи 61.11 Закона о банкротстве лица, не признанные контролирующими должника, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), несут солидарно с бывшим руководителем субсидиарную ответственность за доведение до банкротства как соучастники, если будет доказано, что они по указанию бывшего руководителя или совместно с ним совершили действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений.

25. Согласно взаимосвязанным положениям подпункта 5 пункта 2, пункта 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве в ходе рассмотрения вопроса о применении презумпции, касающейся невнесения информации в единый государственный реестр юридических лиц или единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц (либо внесения в эти реестры недостоверной информации), заявитель должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие соответствующей информации (либо наличие в реестре недостоверной информации) повлияло на проведение процедур банкротства. Привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названную презумпцию, доказав, в частности, что выявленные недостатки не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства.

26. В соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, в частности, предполагается, что действия (бездействие) контролирующего лица стали необходимой причиной объективного банкротства при доказанности следующей совокупности обстоятельств:

должник привлечен к налоговой ответственности за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления налога (сбора, страховых взносов) или других неправомерных действий (бездействия);

доначисленные по результатам мероприятий налогового контроля суммы налога (сбора, страховых взносов) составили более 50 процентов совокупного размера основной задолженности перед реестровыми кредиторами третьей очереди удовлетворения.

Данная презумпция применяется при привлечении к субсидиарной ответственности как руководителя должника (фактического и номинального), так и иных лиц, признанных контролирующими на момент совершения налогового правонарушения (пункт 5 статьи 61.11 Закона о банкротстве).

Привлечение к субсидиарной ответственности: кто в зоне риска и как защититься?

По общему правилу собственник бизнеса не отвечает по обязательствам юридического лица (п. 2 ст. 56 Гражданского кодекса). Полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации, несет руководитель организации (ст. 277 Трудового кодекса).

Под прямым действительным ущербом понимается:

  • реальное уменьшение имущества работодателя или ухудшение его состояния (а также имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель отвечает за его сохранность);
  • необходимость для работодателя произвести затраты/излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ст. 238 ТК РФ).

Однако существует ряд исключений из правила.

Компенсационные механизмы

Субсидиарная ответственность заключается в том, что контролирующее должника лицо привлекается к ответственности в случае, когда удовлетворить требования кредиторов за счет первоначального должника невозможно.

Под субсидиарной ответственностью понимаются ответственность «контролирующих лиц»:

  1. Исключенного из ЕГРЮЛ юридического лица вне процедуры банкротства в соответствии со ст. 53.1 ГК РФ. Со 2 октября 2016 года введена в действие ст. 53.1 ГК РФ, согласно которой лица, контролирующие должника, обязаны возместить убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Аналогичные правила предусмотрены ст. 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и ст. 44 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».
  2. При утрате юридическим лицом платежеспособностии наступлении объективного банкротства.Понятие объективного банкротства (недостаточности имущества) сформулировано:
    – в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53 – это момент, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов;
    – ст. 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ) – это превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника.
    От субсидиарной ответственности следуют отграничивать иной правовой механизм компенсации: взыскание с контролирующих лиц убытков в порядке ст. 1064 ГК РФ.

Кто в зоне риска?

К ответственности в соответствии со ст. 53.1 ГК РФ могут быть привлечены руководитель, участники и иные лица, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица.

Примерный перечень ответственных лиц определен в ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ, среди них, в частности:

  • бухгалтеры – они несут ответственность в случае, если отчетность и документация, находящиеся в ведении бухгалтера, не были предоставлены в срок или были искажены, в результате чего существенно затруднилась процедура признания должника банкротом, по иным обстоятельствам;
  • лица, являющиеся единоличным исполнительным органом, а также лицами, контролирующим должника — ответственность наступает в том случае, если требования кредиторов возникли вследствие нарушений закона таким исполнительным органом или лицом;
  • лица, обязанные составлять и хранить документы, предусмотренные законодательством об АО, об ООО;
  • лица, обязанные предоставлять сведения в регистрирующие органы в случае, если такие сведения признаны недостоверными;
  • контролирующие должника лица – лица, имеющие реальную возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Законом установлена опровержимая презумпция: лицо являлось контролирующим должника лицом, если оно:

  1. Являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии.
  2. Имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50% и более голосующих акций АО, или более чем половиной долей уставного капитала ООО, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника.
  3. При определении корпоративных связей учитывается прямое и опосредованное владение через третьих лиц более чем 50% долей (то есть взаимозависимыми лицами по отношению к должнику являются как конечный бенефициар, так и иные лица, находящиеся в данной цепочке);
  4. Извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения контролирующих должника лиц. Например, получило существенный актив должника (в том числе по цепочке последовательных сделок).

В рамках банкротства законодатель давно отошел от установления исчерпывающего перечня ответственных лиц. Так к субсидиарной ответственности могут быть привлечены не только контролирующие лица, но и дети, наследники или иные родственники.

Ответчиками по искам о возмещении убытков, как правило, выступают руководитель, участники, члены совета директоров, главный бухгалтер.

Какие вопросы исследует суд?

Практика привлечения к ответственности по ст. 53.1 ГК РФ (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 января 2020 г. N Ф07-17100/19 по делу № А56-11246/2019) исходит из того, истец должен доказать совокупность условий, а именно:

  • наличие убытков у потерпевшего и их размер;
  • противоправность действий причинителя;
  • причинно-следственную связи между этими факторами.

Примеры из практики

Несмотря на наличие практики взыскания убытков с контролирующих лиц (например, дела № А56-40961/2021, № А40-57010/2021), превалирует положительная для контролирующих лиц практика:

По искам Комитета по строительству г. Санкт-Петербурга предъявленным по данному основанию (дела № А56-61213/2021, № А40-150576/2021, А40-173129/2021, А52-3380/2021, А56-69669/2021, А56-69674/2021, А56-59659/2021), – не вынесено ни одного иска в удовлетворении требований.

Фабула дела: кредитор (ИП) требует взыскать субсидиарно с учредителей и генерального директора ООО долг по обязательству ООО. Требование кредитор предъявил после записи в ЕГРЮЛ об исключении ООО из реестра вследствие отсутствия отчетности по ст. 21.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон № 129-ФЗ). В иске отказано.

Хотя долг по обязательству между ООО и его кредитором выплачен не был, исковые требования судом не удовлетворены, директор и участники избежали ответственности, поскольку:

  • субсидиарная ответственность не может презюмироваться, даже в случае исключения организации из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ. Иными словами, сам факт, что ООО не вело хозяйственную деятельность и было ликвидировано в административном порядке, еще не свидетельствует о недобросовестности директора или участников.
  • не было конфликта между интересами директора и интересами Общества.
  • не доказано, что директор принимал решение без учета известной ему информации.
  • на сайте «Вестника государственной регистрации» были опубликованы сведения о предстоящем исключении общества из реестра, и «при должной степени осмотрительности истец вправе был обратиться в регистрирующий орган с возражением о ликвидации ответчика. Однако этого сделано не было».

Фабула дела: кредитор (унитарное предприятие) требует взыскать субсидиарно с директора (и в том же лице участника с 50% в уставном капитале) ООО убытки за неисполнение ООО (должником) обязательства перед унитарным предприятием (кредитором). На момент подачи иска ООО исключено из ЕГРЮЛ на основании ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ. В иске отказано.

Основания, по которым избежал ответственности директор и по совместительству участник ООО (аргументы суда):

  • наличие у общества непогашенной задолженности само по себе не может являться бесспорным доказательством вины ответчика в неуплате указанного долга и свидетельствовать о его недобросовестном или неразумном поведении.
  • само по себе исключение из ЕГРЮЛ ООО вследствие бездействия директора/участника не может являться основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.
  • истец не направил в предусмотренный законом срок письмо в регистрирующий орган с возражением о ликвидации.
  • не доказано, что ответчик намеренно уклонялся от исполнения обязательства.
  • не доказано, что ответчик скрывал имущество ООО, выводил активы.
  • нет доказательств умысла или грубой неосторожности ответчика, повлекших неисполнение обязательства.

Фабула дела: у ООО было обязательство уплатить определенную сумму по договору кредитору. Обязательство не выполнено. Кредитор получил исполнительный лист, однако средства кредитору не перечислили. Впоследствии ООО исключено из ЕГРЮЛ по ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ. Кредитор подал иск о взыскании средств субсидиарно с директора ООО. В иске отказано.

Основания, по которым избежал ответственности директор:

  • истцом не представлено доказательств того, что им были предприняты меры к уведомлению регистрирующего органа, вынесшего решение о предстоящем исключении юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, о наличии судебного акта о его взыскании и отсутствии его исполнения в период после опубликования решения о предстоящем исключении из единого государственного реестра юридических лиц до истечения срока возможного предъявления данных требований.

Фабула дела: у ООО было непогашенное обязательство перед АО. АО получило исполнительный лист, однако средства выплачены не были. Впоследствии ООО было исключено из ЕГРЮЛ. АО подало иск о взыскании долга ООО субсидиарно к исполняющему обязанности генерального директора. В иске отказано.

Основания, по которым избежал ответственности и.о. генерального директора:

  • в установленный срок со дня опубликования решения налогового органа о предстоящем исключении ООО из ЕГРЮЛ от истца не поступили заявления (возражения) о том, что исключение упомянутого лица из реестра затрагивает его права и законные интересы.
  • наличие у ООО, впоследствии исключенного из ЕГРЮЛ, непогашенной задолженности, подтвержденной вступившими в законную силу судебными актами, само по себе не может являться бесспорным доказательством вины ответчиков в неуплате юридическим лицом долга, равно как свидетельствовать о недобросовестном или неразумном поведении.

Фабула дела: государственное предприятие заключило договор с ООО, по которому ООО обязалось уплатить определенную сумму государственному предприятию. Государственное предприятие провело уступку права требования физическому лицу, которое стало кредитором в обязательстве.

Впоследствии ООО (должник) было исключено из ЕГРЮЛ из-за указания недостоверных сведений. Физическое лицо (кредитор после цессии) обратилось в суд с требованием о взыскании долга ООО субсидиарно с участника общества. В иске отказано.

Основания, по которым избежал ответственности участник:

  • не приведены доказательства намеренных действий ответчика, направленных на уклонение от исполнения обязательства ООО.
  • отсутствуют доказательства наличия у должника денежных средств либо иного имущества, за счет которого истец мог бы получить исполнение.
  • доказательств направления истцом в регистрирующий орган возражения о ликвидации ООО, доказательств нарушения регистрирующим органом законодательства, а также доказательств обжалования действий регистрирующего органа по исключению ООО из реестра, истцом не представлено.
  • само по себе исключение юридического лица из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению, равно как и неисполнение обязательств не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Основание, по которому ответственности может избежать участник, получивший долю по наследству: «поскольку субсидиарная ответственность подразумевает возложение на лицо негативных последствий имущественного характера в связи с виновными действиями, совершенными именно этим лицом, суд приходит к выводу, что требования о привлечении к субсидиарной ответственности тесно связаны с личностью контролирующего лица и не могут распространяться на его наследников, в связи с чем спорное правоотношение не допускает правопреемства».

Основание, по которому ответственности может избежать участник, получивший долю по наследству: «суд приходит к выводу, что субсидиарная ответственность неразрывно связана с личностью должника, существенно отличается от деликтной ответственности, а потому не может быть возложена на наследников».

Практика привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве

В соответствии со ст. 61.11 и ст. 61.12 Закона № 127-ФЗ к субсидиарной ответственности привлекают по основаниям:

  1. за невозможность полного погашения требований кредиторов.
    Законом установлены опровержимые презумпции наступления ответственности:
    1.1. причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате одной или нескольких сделок должника (например, крупные сделки);
    1.2. обязательные документы бухгалтерского учета и (или) отчетности отсутствуют или не содержат необходимой информации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы;
    1.3. требования кредиторов, возникшие вследствие правонарушения, за совершение которого вступило в силу решение о привлечении должника (его должностных лиц) к уголовной, административной ответственности или ответственности за налоговые 1.4. правонарушения, в том числе требования об уплате задолженности, превышают 50% общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов;
    документы, хранение которых являлось обязательным, отсутствуют либо искажены;
    1.5. обязательные сведения о юридическом лице не внесены в ЕГРЮЛ или Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц, либо внесены недостоверные сведения;
  2. за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника (заявление о банкротстве «на самого себя»).

Закон не указывает этот вид ответственности в качестве субсидиарной в связи с тем, что она является личной ответственностью нарушителя. Тем не менее порядок привлечения также регламентирован положениями главы III.2 Закона № 127-ФЗ.

Ответственность наступает за любые действия (бездействия), нарушающие положения законодательства о банкротстве, которые повлекли причинение убытков кредиторам должника.

Правом подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности обладает арбитражный управляющий и(или) конкурсные кредиторы (уполномоченный орган).

Вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности может быть решен в один или два этапа.

Так, например, суд обязан рассмотреть заявление о привлечении к субсидиарной ответственности и установить наличие либо отсутствие оснований привлечения к субсидиарной ответственности, а размер этой ответственности может определить после окончания расчетов с кредиторами должника (момент определения убытков).

Кроме того, необходимо иметь ввиду, что долг по субсидиарной ответственности не списывается в процедуре личного банкротства физического лица (ч. 5, 6 ст. 213.28 Закона № 127-ФЗ. То есть если заинтересованное лицо привлечено к субсидиарной ответственности – такой долг невозможно списать через процедуру его личного банкротства. Погашение долга производится по общим правилам исполнительного производства (ст. 61.18 Закона № 127-ФЗ).

Примеры из практики

О привлечении к ответственности за неспособность удовлетворения требований кредиторов

Обстоятельства: установив, что в материалах дела имеются доказательства наличия у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на соответствующую дату, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии правовых оснований для привлечения к субсидиарной ответственности солидарно учредителя и бывшего руководителя должника: контролирующими лицами не приняты меры к подаче заявления о банкротстве должника самого на себя.

Решение: поскольку доказательства отсутствия вины не представлены – к субсидиарной ответственности в размере 5,6 млн руб. (100% задолженности перед кредиторами) по обязательствам должника солидарно привлечены контролирующие лица должника: учредитель и бывший руководитель должника.

Обстоятельства: кредитор ссылается на неисполнение руководителем должника обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве последнего при наличии задолженности перед Кредитором в размере 6,9 млн руб. На основании изложенного просит привлечь руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Решение: в удовлетворении требования отказано, поскольку указанные заявителем обязательства возникли у должника ранее предполагаемой даты возникновения обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника (возникновение признаков неплатежеспособности).

О передаче документации

Обстоятельства: бывший руководитель должника не исполнил обязанность по передаче бухгалтерской и иной документации конкурсному управляющему. В имеющейся бухгалтерской документации фигурировали активы на сумму 39,2 млн руб., документы в отношении которых не переданы, что исключило возможность погашения требований кредиторов должника за счет данных активов.

Решение: бывший руководитель должника привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 39,2 млн руб. в связи с неисполнением обязанности передачи арбитражному управляющему документации должника.

Обстоятельства: конкурсный управляющий просил привлечь бывшего руководителя должника, ссылаясь на то, что тот не передал ему документы о финансово-хозяйственной деятельности должника, что препятствует формированию конкурсной массы.

Решение: в удовлетворении требования отказано, поскольку документация передана бывшим руководителем должника арбитражному управляющему в ходе рассмотрения судом заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Затруднений в проведении процедур банкротства, в том числе в формировании и реализации конкурсной массы, не выявлено. Вместе с тем суд сделал вывод, что такая передача документации (информации) не исключает возможность привлечения руководителя к ответственности в виде возмещения убытков, вызванных просрочкой исполнения обязанности, или к субсидиарной ответственности по иным основаниям.

Взыскание убытков. Установление оснований субсидиарной ответственности, отложение вопроса определения размера ответственности

Обстоятельства: в период осуществления полномочий бывших руководителей и учредителей должника было совершено несколько сделок по систематическому выводу активов должника, результатом которых стали кризисная ситуация и невозможность осуществления хозяйственной деятельности и расчетов с кредиторами, приведшие к банкротству, перечисление денежных средств учредителям и третьим лицам причинило существенный вред кредиторам.

В связи с отсутствием бухгалтерской документации по спорным операциям требование также предъявлено к главному бухгалтеру.

Решение: с руководителя и учредителя взысканы убытки в размере 17,1 млн руб. за передачу ТМЦ. Установлены основания привлечения к субсидиарной ответственности руководителя, учредителя и главного бухгалтера; в части определения размера субсидиарной ответственности производство приостановлено до окончания расчетов с кредиторами.

Убытки на основании ст. 1064 ГК РФ могут быть предъявлены контролирующим лицам в любое время в рамках общего срока исковой давности (3 года) (п. 53 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 35).

В отличие от субсидиарной ответственности, заявление о возмещении убытков на практике подается и после окончания конкурсного производства (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 февраля 2015 г. № Ф07-400/2015 по делу № А21-6517/2014) по делу, где ФНС России обратилась с требованием о взыскании убытков уже после прекращения производства по делу).

Предмет доказывания схож с убытками по ст. 53.1. ГК РФ.

Согласно п. 61 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» предметом доказывания в деле о возмещении убытков должника выступают причинно-следственная связь между противоправным деянием и наступившими неблагоприятными последствиями, а также вина контролирующего лица в причинении убытков.

Как можно избежать субсидиарной ответственности?

Часто на практике в силу различных причин банкротство компании становится неизбежным. При этом арбитражный управляющий и кредиторы всячески пытаются привлечь к субсидиарной ответственности наряду с должником других лиц.

Для того, чтобы защитить свои интересы, мы рекомендуем:

  • не проводить подозрительных и рискованных сделок, которые могут существенно уменьшить активы компании;
  • своевременно рассчитываться по долгам перед контрагентами;
  • вести отчетность надлежащим образом;
  • регулярно проводить аудит компании.

В случае, если в суде все же находится дело о привлечении вас к субсидиарной ответственности, необходимо доказать суду:

  • чистоту и прозрачность сделок;
  • добросовестность своих действий;
  • утрату или порчу документов по объективным, не зависящим от вас причинам;
  • обоснованную и целесообразную трату активов компании.

Если вы будете следовать вышеуказанным механизмам, суд может не только снизить размер суммы субсидиарной ответственности, но и вовсе к ней не привлекать.

В ближайшее время изменений законодательства относительно привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дел о банкротстве не ожидается.

Законодатель не стремится часто изменять этот институт. Однако на практике избежать субсидиарной ответственности удается все реже, поскольку судебная практика по данному вопросу очень динамична, а единообразный подход выработан в отношении лишь фундаментальных положений. Суды строго и критически подходят к лицам, которые так или иначе оказывали влияние на компанию, на сделки, которые такие лица согласовывали.

Недавно ВС РФ в очередной раз подтвердил презумпцию наличия причинно-следственной связи между несвоевременным предоставлением управляющему документации и негативными последствиями в виде невозможности исполнения денежных обязательств в деле о банкротстве. В марте Суд рассмотрел дело, в котором арбитражный управляющий пытался привлечь к субсидиарной ответственности генерального директора и единственного участника общества (который также являлся генеральным директором). Суды нижестоящих инстанций, по мнению ВС РФ, пришли к неверным доводам в части того, соблюдал ли арбитражный управляющий надлежащую форму запроса о предоставлении необходимой документации, поскольку спор находился на рассмотрении суда и ответчики не могли не знать о требованиях, который выдвигает в их отношении арбитражный управляющий. Судами не было учтено, что в отсутствие документов управляющий, как правило, не может полноценно вести работу, направленную на пополнение конкурсной массы. ВС РФ сделал акцент на том, что привлекаемое к ответственности лицо должно опровергнуть наличие причинно-следственной связи между его действиями и банкротством компании, поскольку такая презумпция установлена законом (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2022 г. № 305-ЭС21-23266 по делу № А40-184062/2019).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *