Что является предметом и объектом конкуренции
Перейти к содержимому

Что является предметом и объектом конкуренции

  • автор:

1.Понятие «конкуренция»,предмет, объект, субъект и средство конкуренции.

Конкуренция – это экономический процесс борьбы между выступающими на рынке предприятиями в целях обеспечения лучших возможностей сбыта своей продукции, удовлетворение потребностей покупателей и получение наибольшей прибыли.

Предмет конкуренции, в узком смысле. Товар или услуга, по средствам которых соперники стремятся завоевать признание и деньги потребителей. А в широком смысле – это удовлетворение определенной потребности.

Субъект – формы – изготовители конкурирующих товаров.

Объект – явл. Потребители, а средством конкуренции выступают товары и услуги, с помощью которых соперничают компании, пытаются добиться признание и деньги потребителя.

2. Причины возникновения конкуренции. Факторы, обуславливающие рыночную конкуренцию.

1. ограниченность круга потребителей (объем рыночного спроса, доля в структуре расходов потребителей)

2. Ограниченность в ресурсах ( доступность финансовых ресурсов, степень дефицитности сырья, доступность технологии, дефицитность специалистов)

3. Ограниченность в продвижении продукта (обуславливается типом рыночной структуры, а также типом конкурентного реагирования)

4. Охарактеризуйте поведенческий, структурный, функциональный подход к определению конкуренции.

Поведенческая – рассматривает К. с т.з. поведения фирм на рынке: совершенная, монополистическая, олигополистическая, монополия.

Структурный подход – рассматривает К. с т.з. структуры рынка и тех условий которые господствуют на нем: совершенная и несовершенная.

Функциональный – соперничество старого с новым.(международная, межотраслевая, внутриотраслевая, конкуренция товаров)

5.Методы конкуренции:

1.Ценовая и неценовая К.

2.Добросовесная и недобросовестная К.

Различают две формы конкуренции — ценовую и неценовую.

Ценовая конкуренция осуществляется вокруг цен товаров и их составляющих (издержек, прибыли). Уменьшение издержек при прежней цене означает увеличение прибыли. Снижение цены за счет уменьшения доли прибыли может привести к росту объема продаж, вытеснению конкурентов с рынка. Ценовая конкуренция в первую очередь связана с затратным подходом к ценообразованию. Чем модель рынка ближе к модели свободной конкуренции, тем больше ее масштабы. При снижении количества продавцов на рынке, эффективности ценовой конкуренции считается, что цена определяет уровень качества товаров.

Неценовая конкуренция является преобладающей и осуществляется на основе изменения свойств, качества и ассортимента продукции. К приоритетам также относятся производство новых видов продукции, формирование новых потребностей и создание на этой основе новой структуры спроса, ускорение морального износа товаров, создание новых предпродажных и послепродажных услуг. Эту форму конкуренции следует связывать с ценностными формами ценообразования. Методы неценовой конкуренции применяются тем шире, чем в большей мере цены на рынке регулируется его участниками. Основными формами неценовой конкуренции являются дифференциация продукта (услуг), улучшение его дизайна и потребительских свойств и реклама. У каждой из этих форм конкуренции имеются свои преимущества и недостатки.

6. Ценовая К.- это соперничество предпринимателей за извлечение дополнительной прибыли на основе уменьшения издержек производства и реализации определен.продукции или снижение цен на эту продукцию.

-снижение цены без ущерба для прибыли (дешевле сырье, раб.сила)

-скидки (акционные, сезонные, социальные, для постоянных клиентов, арспродажи)

-демпинг- реализация продукции одной страны на рынке другой по цене ниже себестоимости, ниже нормальной цены.

7. Неценовая К. основана на борьбе за дифференцированный спрос:

-изменение свойств продукции

-придание продукции качественно новых свойств

-создание новой продукции, для удовлетворения потребностей ранее не существовавших

-обновление свойств товара, явл-щимися модными

-совершенствование услуг сопутствующих товаров.

8.Добросовестная К. – та, что разрешается по закону( всё кроме демпинга и создавания мнимых свойств товара, т.е. обман потребителей).

Основными методами являются:

-повышение качества услуг

-снижение цен («война цен»)

-внедрение новых услуг с использованием современных технологий и т.д.

Одной из традиционных форм конкурентной борьбы, является манипулирование ценами, так называемая «война цен», используемая, в основном, для переманивания клиентов за счет более низкой цены на услуги. Такой метод не всегда эффективен, так как демпинг цен может привести к банкротству самого салона.

Более эффективной и более современной формой конкурентной борьбы является борьба за качество предлагаемых услуг. Так как предоставление услуг более высокого качества нежели у вашего конкурента будет являться тем преимуществом, которое трудно преодолеть и скопировать. В настоящее время получили очень большое развитие различного рода маркетинговые исследования, целью которых является изучения запросов потребителя, его отношения к тем или иным услугам, т.к. знание подобного рода информации позволяет более точно представлять будущих клиентов, более точно представлять и прогнозировать ситуацию на рынке в результате его действий, уменьшать риск неудачи и т.д.

В связи с большим влиянием на общественность средств массовой информации, прессы реклама является важнейшим методом ведения конкурентной борьбы, т.к. с помощью рекламы можно определенным образом формировать мнение потребителей о том или ином товаре, причем как в лучшую, так и в худшую стороны.

Но наряду с методами добросовестной конкуренцией существуют и другие, менее законные методы ведения конкурентной борьбы:

Недобросовестная К.— шпионаж, подкуп, черный пиар, использование власти для К-ции.

Основными методами являются:

-жалобы в контролирующие организации

-обман клиентов о результатах процедур сокрытие дефектов и т.д.

К сожалению в нашем бизнесе приходится довольно часто сталкиваться с недобросовестной конкуренцией. Но на наш взгляд в любой ситуации нужно выглядеть достойно. Направьте все свои силы не на критику конкурентов, а на усиление своих преимуществ, создание своей эксклюзивной «изюминки» и конкурируйте на благо клиента!

Энциклопедия решений. Описание объекта закупки и формирование предмета контракта по Закону N 44-ФЗ (январь 2024)

Из п. 1 ч. 1 ст. 33, а также п. 1 ч. 1 ст. 31 Закона N 44-ФЗ следует, что под объектом закупки в этом Законе понимаются непосредственно товары, работы, услуги, поставка, выполнение, оказание которых являются предметом контракта. Однако правила описания объекта закупки не следует путать с формированием предмета контракта. Ни одна из норм Закона N 44-ФЗ не требует, чтобы предметом контракта являлся только один объект закупки, и не устанавливает требования к совмещению разных объектов закупки в рамках предмета одного контракта. Единственное исключение — указание п. 6 ч. 1 ст. 33 Закона N 44-ФЗ, что в случае, если объектом закупки являются лекарственные средства, предметом одного контракта (одного лота) не могут быть лекарственные средства с различными международными непатентованными наименованиями или при отсутствии таких наименований с химическими, группировочными наименованиями при условии, что начальная (максимальная) цена контракта (цена лота) превышает предельное значение, установленное Правительством РФ, а также указанные лекарственные средства и лекарственные средства с торговыми наименованиями. Во всех прочих случаях Закон N 44-ФЗ формирование предмета контракта не регламентирует.

Поскольку Закон N 44-ФЗ основан на нормах, в том числе, Гражданского кодекса РФ (ч. 1 ст. 2 этого Закона), к регулируемым им отношениям применяются нормы Гражданского кодекса РФ, если самим Законом N 44-ФЗ не предусмотрено иного. В соответствии же с принципом свободы договора, зафиксированным в п. 2 ст. 1, п.п. 1, 2, 4 ст. 421 ГК РФ, стороны могут заключить как предусмотренный, так и не предусмотренный законом договор и свободно определить любые его не противоречащие закону условия, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Как было сказано выше, свободу определения условия контракта о его предмете Закон N 44-ФЗ не ограничивает.

Определенные ограничения на формирование предмета закупки вытекают только из ч. 3 ст. 17 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон N 135-ФЗ), которой установлен запрет на ограничение конкуренции между участниками торгов, запроса котировок, запроса предложений путем включения в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов, запроса котировок или запроса предложений. Включение в состав одного лота, объекта закупки товаров, работ, услуг, технологически и функционально не связанных между собой, влечет за собой административную ответственность, предусмотренную ч. 4.1 ст. 7.30 КоАП РФ, для должностных лиц заказчика.

В связи с тем, что законодательством не раскрывается понятие функциональной и технологической взаимосвязи товаров, работ, услуг, являющихся объектом закупки, поскольку это является вопросом в большей степени техническим и (или) организационным, в случае возникновения спорной ситуации окончательный ответ на вопрос, совместимы ли товары, работы, услуги, включенные в контракт, технологически и функционально между собой, может только суд.

По нашему мнению, единственным относительно объективным критерием технологического и функционального единства может выступать обоснование того, что поставка одних товаров (выполнение работ, оказание услуг) невозможна, затруднительна или, по крайней мере, экономически нецелесообразна без одновременной или последовательной поставки других товаров (выполнения работ, оказания услуг). Полагаем, что это подтверждается судебной практикой, сложившейся еще в период действия Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 94-ФЗ). Тогда Президиумом ВАС РФ в постановлении от 28.12.2010 N 11017/10 была сформулирована правовая позиция, что основной задачей законодательства, устанавливающего порядок проведения торгов, является не столько обеспечение максимально широкого круга участников, сколько выявление в результате торгов лица, исполнение контракта которым в наибольшей степени будет отвечать целям эффективного использования источников финансирования, предотвращения злоупотреблений. Данной позиции суды придерживаются и сейчас (см., например, постановление Восьмого ААС от 06.04.2015 N 08АП-2580/15, а также постановление АС Западно-Сибирского округа от 26.02.2015 N Ф04-16571/15).

Заметим, что, с нашей точки зрения, возможность совмещения в предмете одного контракта поставки оборудования и работ по его установке и монтажу, услуг по обучению лиц, осуществляющих использование и обслуживание товара, прямо следует из ч. 4 ст. 33 Закона N 44-ФЗ. В случае же объединения проектных и строительных работ по одному объекту, напротив, невозможность объединения, на наш взгляд, вытекает из самого характера технологической взаимосвязи (подробнее данный вопрос рассматривается в отдельном материале).

Закон N 44-ФЗ также не ограничивает предусмотренную п. 3 ст. 421 ГК РФ возможность заключить смешанный договор, содержащий элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. При этом ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 22.07.2011 N Ф02-3010/11 указал, что наличие признаков смешанного договора не может безусловно свидетельствовать об отсутствии технологической и функциональной взаимосвязи в смысле, придаваемом Законом N 135-ФЗ. Безусловно, при этом могут быть другие свидетельства нарушения требований ч. 3 ст. 17 Закона N 135-ФЗ, однако в отсутствие такого спора суды рассматривают смешанные контракты как правомерные (см., например, постановления Пятого ААС от 13.10.2014 N 05АП-12262/14, АС Московского округа от 02.02.2015 N Ф05-16726/14).

Равным образом Закон N 44-ФЗ не содержит запрета на разделение закупки связанных между собой товаров, работ, услуг на предметы нескольких работ, ограничений на приобретение одноименных товаров, работ, услуг, аналогичных введенным в Закон N 94-ФЗ для предотвращения необоснованного дробления единого заказа на одноименные товары с целью ухода от обязанности проведения торгов (см. постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 2518/11). В Законе N 44-ФЗ ограничения на закупки товаров, работ, услуг у единственного поставщика, подрядчика, исполнителя установлены иным образом, путем установления предельной общей суммы закупок на основании норм, допускающих заключение контракта с единственным контрагентом в зависимости только от суммы. Вместе с тем это, по нашему мнению, не исключает предъявления претензий со стороны контролирующих органов в случае реального дробления предмета закупки, раздельной закупки идентичных или технологически и функционально дополняющих друг друга товаров, работ, услуг. Данный вопрос рассмотрен в отдельном материале.

Что является предметом и объектом конкуренции

1.2. Виды сделок, иных действий, подпадающих под антимонопольный контроль

1) Создание (в том числе в результате реорганизации) и реорганизация в случаях, предусмотренных статьей 27 Закона о защите конкуренции

А) Создание коммерческих организаций

Обязательным условием для возникновения необходимости предварительного согласования создания коммерческой организации согласно статье 27 Закона о защите конкуренции является достижение указанных в данной норме пороговых финансовых значений и приобретение указанных в ней прав в объеме, предусмотренном статьями 28 или 29 Закона о защите конкуренции.

Так, в частности, пунктом 4 части 1 статьи 27 Закона о защите конкуренции предусмотрено, что с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляется создание коммерческой организации, если ее уставный капитал оплачивается акциями (долями) и (или) имуществом, которые являются основными производственными средствами и (или) нематериальными активами другой коммерческой организации (за исключением финансовой организации), в том числе на основании передаточного акта или разделительного баланса, и в отношении данных акций (долей) и (или) имущества создаваемая коммерческая организация приобретает права, предусмотренные статьей 28 настоящего Федерального закона (при достижении пороговых значений, предусмотренных указанной нормой).

Вместе с тем, по результатам рассмотрения ходатайства о согласовании создания общества с ограниченной ответственностью ФАС России установлено, что уставный капитал вновь создаваемой организации полностью оплачивается денежными средствами. В связи с этим, в решении по результатам рассмотрения данного ходатайства ФАС России указано, что ходатайство подавать не требовалось .

Решение ФАС России N АК/25552 от 09.08.2010.

Согласие антимонопольного органа требуется как на создание путем изначального учреждения коммерческой организации, так и на создание в результате реорганизации путем разделения или выделения, что подтверждается судебной практикой .

Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 07.05.2007 по делу N А78-5847/06-С2-27/308.

Следует также иметь в виду, что согласие антимонопольного органа на создание юридического лица должно быть получено до момента внесения в ЕГРЮЛ записи о его создании, что следует из пункта 2 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), пункта 3 статьи 2 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) и пункта 2 статьи 11 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Так, в частности, ФАС России было принято решение о привлечении к административной ответственности по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ юридического лица в связи с созданием юридического лица без получения предварительного согласия, так как ходатайство о согласовании данного действия было подано в ФАС России после внесения в ЕГРЮЛ записи о создании нового общества .

Постановление ФАС России от 02.04.2018 о наложении штрафа по делу N 4-19.8-1935/00-18-17.

Б) Реорганизация коммерческих организаций

На основании пунктов 1 и 2 части 1 статьи 27 Закона о защите конкуренции в случае превышения пороговых значений по активам или выручке с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляются следующие действия:

— слияние коммерческих организаций;

— присоединение одной или нескольких коммерческих организаций к иной коммерческой организации.

Требования статьи 27 Закона о защите конкуренции о предварительном согласовании реорганизации путем слияния или присоединения не распространяются на слияния или присоединения иностранных организаций. При этом к такой реорганизации иностранных юридических лиц могут быть применимы требования главы 7 Закона о защите конкуренции, если в результате приобретаются акции (доли), имущество или права, указанные в статьях 28 — 29 Закона о защите конкуренции.

Согласно пункту 4 статьи 57 ГК РФ в случае реорганизации в форме слияния юридическое лицо считается реорганизованным с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц, а в случае реорганизации в форме присоединения к юридическому лицу другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Следовательно, согласие антимонопольного органа на осуществление слияния или присоединения должно быть получено до момента внесения в ЕГРЮЛ соответствующей записи (о создании вновь возникших юридических лиц или о прекращении деятельности присоединенного юридического лица, соответственно).

Так, заявитель был привлечен к ответственности по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ, так как ходатайство о реорганизации в форме присоединения им было подано уже после внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности присоединенного лица .

Постановление ФАС России от 09.07.2015 о наложении штрафа по делу N 4-19.8-444/00-05-15 (оставлено в силе Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2015 N 09АП-54568/2015 по делу N А40-151980/2015).

2) Заключение соглашений о совместной деятельности с предварительного согласия антимонопольного органа

В соответствии с пунктом 8 части 1 статьи 27 Закона о защите конкуренции предварительного согласования с ФАС России требует заключение между хозяйствующими субъектами-конкурентами соглашения о совместной деятельности на территории Российской Федерации при превышении соответствующих пороговых значений по активам или выручке.

Исходя из вышеприведенной нормы Закона, для целей анализа необходимости предварительного согласования важным представляется установить выполнение в совокупности нижеперечисленных трех условий:

1. соглашение представляет собой «соглашение о совместной деятельности»;

2. соглашение заключается между хозяйствующими субъектами-конкурентами;

3. соглашение заключено в отношении совместной деятельности на территории Российской Федерации.

В российском законодательстве отсутствует определение «соглашения о совместной деятельности», за исключением определения договора простого товарищества в Главе 55 ГК РФ (согласно статье 1041 ГК РФ, договор простого товарищества (договор о совместной деятельности) — договор, по которому двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели).

Вместе с тем для целей применения рассматриваемой нормы статьи 27 Закона о защите конкуренции следует учитывать признаки соглашения о совместной деятельности, которые содержатся в разъяснениях Президиума ФАС России по порядку и методике анализа таких соглашений (далее — Разъяснения об СП).

См. Разъяснения по порядку и методике анализа соглашений о совместной деятельности от 2013 г., опубликованные на сайте ФАС — http://fas.gov.ru/netcat_files/File/razyasneniya_SP.pdf; https://fas.gov.ru/documents/575737.

В статье 2 главы I Разъяснений об СП отражено, что соглашения о совместной деятельности — это заключенные по российскому или зарубежному праву соглашения между хозяйствующими субъектами, включая соглашения, предусматривающие создание нового юридического лица или совместное участие сторон в существующем юридическом лице (далее такое юридическое лицо именуется «совместное предприятие» или «СП»), и иные соглашения, опосредующие совместную деятельность сторон, и предполагающие, что:

— стороны такого соглашения объединяют ресурсы для достижения целей совместной деятельности и/или осуществляют взаимные инвестиции в целях достижения целей совместной деятельности;

— стороны совместно несут риски, связанные с совместной деятельностью;

— информация об осуществлении совместной деятельности или создании СП является публичной.

Разъяснения подробно описывают, при каких условиях соблюдается каждый из вышеперечисленных критериев.

При этом в отношении критерия о публичности соглашения о совместной деятельности необходимо отметить, что данный критерий является дополнительным, а не определяющим, для целей анализа того, будет ли конкретное соглашение считаться соглашением о совместной деятельности, заключение которого может потребовать предварительного согласования в соответствии с законодательством РФ.

На практике стороны СП в большинстве случаев публично объявляют о планируемом создании СП путем размещения различных пресс-релизов, соглашений о намерениях и прочей информации на официальных сайтах сторон СП в сети «Интернет». В то же время, если по каким-либо разумным причинам это сделано не было (к примеру, ввиду применимого иностранного законодательства), соответствующее соглашение, тем не менее, будет считаться соглашением о совместной деятельности, если оно отвечает иным критериям, перечисленным в Разъяснениях об СП.

Целями совместной деятельности, как указано также в Разъяснениях об СП, могут являться, к примеру: осуществление совместного производства или реализации товара, объединение усилий по продвижению товаров или услуг на рынке (совместный маркетинг) или создание единой логистической системы, то есть, иными словами, опосредование совместной деятельности сторон такого соглашения на рынке.

В этой связи не являются соглашениями о совместной деятельности корпоративные договоры, опосредующие вопросы реализации прав сторон в качестве участников общества по участию в голосовании в рамках такого общества, включая круг вопросов для такого голосования и применимые пороги голосования, а также иные соглашения, регулирующие финансовые вопросы оплаты акционерами либо участниками общества своих вкладов в общество, в отсутствие положений, касающихся непосредственно деятельности сторон соглашения на рынке в рамках продвижения товаров, работ или услуг. Таким образом, исключительно корпоративные вопросы осуществления волеизъявления сторон и/или распределения голосов не могут считаться соглашением о совместной деятельности в понимании Закона о защите конкуренции.

Так, например, по результатам рассмотрения ходатайства одновременно с согласованием сделки по приобретению акций ФАС России указал, что приложенный к ходатайству проект акционерного соглашения не может быть рассмотрен как соглашение между хозяйствующими субъектами-конкурентами о совместной деятельности на территории Российской Федерации в понимании пункта 8 части 1 статьи 27 Закона о защите конкуренции .

Решение ФАС России N РП/90854/18 от 9 ноября 2018 г.

Аналогичным образом синдицированные кредитные договоры (в части регулирования взаимных прав и обязанностей кредиторов) и договоры управления залогом не опосредуют деятельность сторон на рынке. Указанные договоры не отвечают иным критериям соглашения о совместной деятельности, перечисленным в Разъяснениях об СП, в частности, не предусматривают взаимных инвестиций сторон соглашения в активы (производственные мощности, технологии и проч.) друг друга или создаваемого ими СП (которое в таких договорах попросту отсутствует).

К указанным договорам, согласно закону, применяются требования о договорах простого товарищества: так, согласно части 6 статьи 356 ГК РФ, «в части, не урегулированной настоящей статьей, если иное не вытекает из существа обязательств сторон, к обязанностям управляющего по договору управления залогом, не являющегося залогодержателем, применяются правила о договоре поручения, а к правам и обязанностям залогодержателей по отношению друг к другу применяются правила о договоре простого товарищества, заключаемом для осуществления предпринимательской деятельности».

На основании изложенного, указанные договоры, а также иные соглашения, не отвечающие соответствующим критериям соглашения о совместной деятельности, перечисленным в Разъяснениях, не должны считаться соглашениями о совместной деятельности, подлежащими предварительному согласованию с ФАС России в соответствии с пунктом 8 части 1 статьи 27 Закона о защите конкуренции.

Вместе с тем вышеуказанные соглашения, не подпадающие под понятие соглашений о совместной деятельности, могут подлежать согласованию по иным основаниям, предусмотренным статьями 28 — 29 Закона о защите конкуренции, в зависимости от предмета сделки. Так, например, заключение корпоративного соглашения может повлечь приобретение прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности, приобретение акций (долей), и т.д.

Крайне важным в ходе анализа является установление факта, заключено ли соглашение о совместной деятельности между хозяйствующими субъектами-конкурентами. Здесь также представляется правильным руководствоваться положениями Разъяснений об СП, в совокупности с положениями статьи 4 Закона о защите конкуренции, определяющей такие фундаментальные понятия, как «конкуренция», «товар» и «товарный рынок».

В соответствии с упомянутой статьей 4 Закона о защите конкуренции, «конкуренция» между хозяйствующими субъектами может присутствовать, если они осуществляют деятельность на одном «товарном рынке».

В Разделах II и III Разъяснений об СП указано, что для целей анализа соглашения об СП ФАС России анализирует, прежде всего, товарный рынок, являющийся предметом соглашения о совместной деятельности (или, как указано в Разъяснениях, «затрагиваемый товарный рынок»).

Однако предметом анализа может быть и иной товарный рынок, на котором стороны могут осуществлять деятельность (за пределами создаваемого СП), поскольку факт их конкуренции на иных товарных рынках может повлиять на анализ влияния конкретного создаваемого СП на конкретном затрагиваемом товарном рынке на территории РФ (например, если данные рынки являются смежными по отношению к затрагиваемому товарному рынку). В частности, в качестве первого этапа анализа ФАС России проводит оценку рыночных долей сторон соглашения на затрагиваемом товарном рынке (указанное также отражено в абзаце 7 Раздела II Разъяснений об СП).

Как следует из Разъяснений, для целей анализа соглашения о совместной деятельности ФАС России оценивает товарный рынок в соответствии с Порядком проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержденным Приказом ФАС России от 28 апреля 2010 г. N 220 (далее — Приказ N 220). В данном случае, с точки зрения географических границ рынка, презюмируется, что для анализа необходимости предварительного согласования заключения соглашения о совместной деятельности важно установить, прежде всего, являются ли стороны соглашения конкурентами на соответствующем затрагиваемом товарном рынке в Российской Федерации.

Конкуренция на глобальном рынке может быть принята во внимание в той мере, в которой в рамках анализа рынка установлено, что географические границы соответствующего товарного рынка выходят за пределы РФ и, как следствие, рынок является глобальным.

Для оценки наличия у сторон соглашения возможности устранить или ограничить конкуренцию ФАС России, при необходимости, также оценивает характеристики смежных товарных рынков (указанное следует также из абзаца 1 Раздела III Разъяснения об СП).

Смежные рынки по отношению к затрагиваемому товарному рынку — это рынки товаров (работ, услуг), которые, в частности: (а) используются для производства и транспортировки товаров (осуществления работ, оказания услуг), составляющих продуктовые границы затрагиваемого товарного рынка; либо (б) производятся (осуществляются, предоставляются) с применением товаров (работ, услуг), составляющих продуктовые границы затрагиваемого товарного рынка; либо (в) являются взаимодополняющими с товарами (работами, услугами), составляющими продуктовые границы затрагиваемого товарного рынка, при их потреблении. Применительно к субъектному составу представляется важным оценить деятельность всей группы лиц стороны соглашения на соответствующем затрагиваемом товарном рынке в РФ, а не только самой стороны соглашения, тем более, что таковой может формально являться холдинговая компания группы, сама по себе деятельности на товарном рынке не ведущая.

В Разъяснениях об СП отражено, что соглашение о совместной деятельности может быть заключено как между фактическими, так и между потенциальными конкурентами. Здесь необходимо отметить, что факт конкуренции сторон на соответствующих товарных рынках других стран, либо на иных рынках в РФ, не относящихся к предмету соглашения о совместной деятельности и не являющихся затрагиваемыми рынками, автоматически не делает стороны потенциальными конкурентами для целей анализа необходимости согласования с регулятором соглашения о совместной деятельности. Наличие потенциальной конкуренции сторон в таком случае может быть оценено в соответствии с Приказом N 220 с учетом, в частности, имеющихся барьеров входа на рынок, барьеров импорта и иных характеристик затрагиваемого рынка.

Наконец, в отношении условия о совместной деятельности на территории РФ, таковая будет иметь место, к примеру, в таких случаях, когда:

— в соответствии с соглашением о совместной деятельности на территории РФ создается СП или осуществляется приобретение акций (долей) в существующем российском обществе (к примеру, принадлежащем на момент приобретения одной из сторон соглашения);

— стороны соглашения о совместной деятельности создают (либо приобретают акции (доли) в существующем) иностранном обществе, которое имеет в РФ дочернее общество, ведущее деятельность на товарном рынке, на котором планируется заключить соглашение, при условии, что указанное общество будет тем или иным образом участвовать в совместной деятельности сторон соглашения (будет являться их СП, либо будет взаимодействовать с их СП);

— стороны соглашения о совместной деятельности создают (либо приобретают акции (доли) в существующем) иностранное общество, которое не имеет дочернего общества в РФ, но для которого деятельность на территории РФ, в соответствии с условиями соглашения, будет являться основной (к примеру, при создании такое общество может планировать осуществлять поставки в РФ товаров (являющихся результатом совместной деятельности/производства сторон СП) или реализовывать в РФ совместные проекты, при том, что такая деятельность прямо поименована в соглашении о совместной деятельности как планируемая активная деятельность иностранного СП на территории РФ или намерение сторон о выходе на российский рынок определено иным образом); — стороны соглашения о совместной деятельности не создают СП, но объединяют усилия по продвижению товаров или услуг на рынке (например, путем реализации совместных маркетинговых программ в РФ, совместного строительства инфраструктуры на территории РФ, либо создания единой логистической системы для продажи товаров в РФ).

Так, например, ФАС России было согласована сделка по заключению соглашения о совместной деятельности на рынке по предоставлению услуг информационного взаимодействия водителей такси и пассажиров в РФ. Такое соглашение было признано допустимым в соответствии с частью 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, и сторонам выдано предписание об обеспечении конкуренции, в том числе с требованием не устанавливать запреты для водителей и пассажиров в использовании мобильных приложений других компаний, осуществляющих услуги информационного взаимодействия водителей такси и пассажиров .

Решение ФАС России N АГ/82030/17 от 24 ноября 2017 г.

Следует отдельно отметить понимание момента заключения соглашения о совместной деятельности, до наступления которого должно быть получено предварительное согласие антимонопольного органа. По общему правилу согласие антимонопольного органа должно быть получено до момента заключения соглашения (получения лицом, направившим оферту, ее акцепта в порядке статьи 432 ГК РФ).

Вместе с тем, стороны могут заключить соглашение о совместной деятельности и при этом на основании статьи 157 ГК РФ поставить возникновение прав и обязанностей по такому соглашению в зависимость от наступления юридически значимых обстоятельств. В качестве такого обстоятельства может быть указано, в том числе, на получение согласия антимонопольного органа на заключение соглашения. В таком случае согласие антимонопольного органа необходимо получить до момента возникновения у сторон прав и обязанностей по соглашению (т.е. до момента выполнения всех отлагательных условий). В качестве одного из исключений из приведенного подхода могут быть случаи, когда соглашение о совместной деятельности подразумевает создание нового юридического лица. В таком случае согласие антимонопольного органа должно быть получено до такого создания при превышении соответствующих пороговых значений.

Также следует учитывать, что стороны при этом несут все риски ненаступления соответствующих обстоятельств, с которыми они связывают возникновение определенных обязательств, включая риски понесения убытков.

Антимонопольный орган по результатам рассмотрения ходатайства о согласовании соглашений о совместной деятельности может выдать предписание о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции, если будет установлено, что соглашение может привести к ограничению конкуренции, которое не может быть признано допустимым в соответствии с антимонопольным законодательством и Разъяснениями об СП.

3) Особенности контроля в случае перехода прав на акции (доли) без совершения сделки (перераспределение прав голоса в результате выхода участника из общества, наследование и т.п.)

Не исключены ситуации, при которых приобретение прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности, может осуществляться без направленной воли приобретателя. В частности, такие случаи могут иметь место при выходе одного из участников объекта экономической концентрации из общества с ограниченной ответственностью (в порядке, предусмотренном статьей 26 Закона об ООО) или при предъявлении акционерами акций общества к выкупу самим обществом (например, в порядке, предусмотренном статьей 75 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО)). Изменение соотношения голосов возможно также и при распределении принадлежащих обществу акций (долей) среди акционеров (участников), конвертации привилегированных акций в обыкновенные и т.д.

Так, в результате выхода участника из общества с ограниченной ответственностью данное общество обязано выкупить доли выходящего участника независимо от согласия других участников или самого общества, если это предусмотрено уставом общества (часть 1 статьи 26 Закона об ООО).

При этом доли, принадлежащие обществу, не учитываются при определении результатов голосования на общем собрании участников общества (часть 1 статьи 24 Закона об ООО). Следовательно, лицо, владеющее менее 50% долей общества, может при определенных обстоятельствах в результате выхода другого участника получить право определять условия осуществления предпринимательской деятельности общества путем определения решений общего собрания участников общества.

Аналогичным образом перераспределение без предварительного выражения воли приобретателя прав может иметь место при предъявлении акционерами акций общества к выкупу самим обществом (например, в порядке, предусмотренном статьей 75 Закона об АО, при распределении принадлежащих обществу акций (долей) среди акционеров (участников), конвертации привилегированных акций в обыкновенные и т.д.

Законом о защите конкуренции не определен момент, когда в таких ситуациях требуется обратиться в ФАС России и согласовать возможность определять условия осуществления предпринимательской деятельности общества, в результате изменения соотношения голосов, которые возникли в результате действий третьих лиц. В свою очередь, Федеральным законом от 29.04.2008 N 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» (далее — Закон N 57) прямо предусматривается обязанность предоставить ходатайство в течение трех месяцев после наступления таких обстоятельств.

Соответственно, в рассматриваемых ситуациях приобретатель не может обратиться в антимонопольный орган заблаговременно, как такого требует Закон о защите конкуренции, поскольку объективно не может знать о наступлении таких обстоятельств, так как они зависят от волеизъявления и действий третьих лиц.

Вместе с тем, приобретение прав определять условия осуществления предпринимательской деятельности подпадает под действие Закона о защите конкуренции при соблюдении пороговых значений и подлежит обязательной оценке антимонопольным органом. В случае непредставления ходатайства лицо будет привлечено к административной ответственности за непредставление (часть 3 статьи 19.8 КоАП РФ), что подтверждается правоприменительной практикой .

Постановление ФАС России по делу N 05/04/19.8-2/2019.

Учитывая изложенное, приобретателю следует незамедлительно с момента, когда он узнал или должен был узнать о приобретении прав определять условия осуществления предпринимательской деятельности в результате изменения соотношения голосов, представить в антимонопольный орган ходатайство о согласовании.

По результатам рассмотрения такого ходатайства антимонопольный орган принимает одно из решений, предусмотренных пунктами 1, 2, 3.1 и 4 части 2 статьи 33 Закона о защите конкуренции.

В случае, если антимонопольный орган установит, что соответствующее приобретение способно привести к ограничению конкуренции, а возможные предписания поведенческого или структурного характера не способны устранить существенные негативные последствия для состояния конкуренции, антимонопольный орган, в том числе, вправе на основании пункта 4 части 2 статьи 33 Закона о защите конкуренции предписать приобретателю или обществу (объекту экономической концентрации) произвести отчуждение акций (долей), принадлежащих приобретателю или обществу соответственно, таким образом, который исключит возможность приобретателя распоряжаться более 50% голосов на общем собрании акционеров (участников) общества, в установленный и мотивированный антимонопольным органом срок.

На практике также может возникнуть ситуация, когда переход прав на акции (доли) возникает в результате наследования.

Так, согласно пункту 1 статьи 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

В силу статьи 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Таким образом, в состав наследства могут входить, в том числе, акции и доли хозяйственных обществ.

Пунктом 1 статьи 1152 ГК РФ установлено, что для приобретения наследства наследник должен его принять.

Определяя правовую природу наследства, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что, как следует из статьи 1152 ГК РФ, принятие наследства по своей юридической природе представляет собой одностороннюю сделку, посредством которой наследник, призванный к правопреемству после умершего лица, принимает причитающееся ему наследственное имущество и становится его собственником.

В связи с этим к принятию наследства как к односторонней сделке применяются общие положения об обязательствах и о договорах, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки .

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25.04.2017 N 33-КГ17-6.

Таким образом, приобретение акций (долей) хозяйственных обществ посредством наследования указанного имущества является предметом контроля антимонопольного органа.

В случае наличия родства между наследодателем и наследником указанные лица на основании пункта 7 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции могут входить в одну группу лиц, следствием чего является обязанность наследника подать последующее уведомление об осуществлении сделки с соблюдением условий, определенных статьей 31 Закона о защите конкуренции, и в порядке статьи 32 Закона о защите конкуренции.

В случае если наследодатель и наследник не входят в группу лиц, то в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 32 Закона о защите конкуренции в целях получения предварительного согласия антимонопольного органа в случаях, указанных в статьях 27 — 29 Закона о защите конкуренции, в антимонопольный орган в качестве заявителя обращаются лица, приобретающие акции (доли), имущество, активы хозяйствующих субъектов, права в отношении хозяйствующих субъектов в результате совершения сделок, предусмотренных статьями 28, 29 Закона о защите конкуренции.

4) Передача акций, долей в доверительное управление, в инвестиционные фонды, в залог:

А. Передача акций (долей) в доверительное управление

Согласно статьям 28 и 29 Закона о защите конкуренции с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляются сделки по приобретению голосующих акций (долей) в уставных капиталах коммерческих и финансовых организаций при превышении пороговых значений, установленных указанными статьями.

В соответствии с пунктом 16 статьи 4 Закона о защите конкуренции под приобретением акций (долей) хозяйственных обществ понимается покупка, а также получение иной возможности осуществления предоставленного акциями (долями) хозяйственных обществ права голоса на основании договоров доверительного управления имуществом, договоров о совместной деятельности, договоров поручения, других сделок или по иным основаниям.

Таким образом, для целей антимонопольного контроля имеет значение факт получения лицом возможности самостоятельного осуществления прав голоса, воплощенных в акциях (долях) хозяйственного общества.

В этой связи, собственник голосующих акций хозяйственного общества, передавший доверительным управляющим право самостоятельно распоряжаться такими голосующими акциями без согласования с собственником, в частности, принимать решения по всем вопросам повестки дня общих собраний акционеров, утрачивает право распоряжения голосующими акциями, а именно, право контроля в отношении данного хозяйственного общества, на срок действия договора доверительного управления, и, следовательно, в рамках указанного срока и при условии передачи указанных прав не будет входить с данным хозяйственным обществом в одну группу лиц по смыслу пункта 1 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции.

Соответственно, получение акций (долей) в доверительное управление в указанных случаях подлежит предварительному согласованию с антимонопольным органом при превышении порогов, предусмотренных статьями 28 или 29 Закона о защите конкуренции.

В то же время, если в соответствии с условиями договоров доверительного управления предусмотрена дача поверенным (собственником акций) обязательных для исполнения доверительным управляющим указаний в части порядка распоряжения переданных ему голосующих акций хозяйственного общества, то доверительный управляющий не наделяется самостоятельными правами распоряжения данными акциями. Следовательно, правоотношения по форме распоряжения акциями соответствующего хозяйственного общества, возникающие вследствие заключения договора доверительного управления на указанных условиях, не влекут необходимость предварительного согласия антимонопольного органа по смыслу статей 28, 29 Закона о защите конкуренции.

Б. Передача акций (долей), имущества в инвестиционные фонды

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» (далее — Закон об инвестиционных фондах) инвестиционный фонд — это находящийся в собственности акционерного общества (акционерный инвестиционный фонд) либо в общей долевой собственности физических и юридических лиц (паевой инвестиционный фонд) имущественный комплекс, пользование и распоряжение которым осуществляется управляющей компанией исключительно в интересах акционеров этого акционерного общества или учредителей доверительного управления.

В состав имущества инвестиционного фонда могут входить как акции и доли, так и имущество, составляющее основные производственные средства и (или) нематериальные активы (в случае финансовых организаций — активы).

При этом следует разделять случаи передачи имущества в акционерный инвестиционный фонд и паевой инвестиционный фонд.

1. В соответствии с частью 1 статьи 2 Закона об инвестиционных фондах акционерный инвестиционный фонд создается в форме юридического лица (акционерного общества). Соответственно, при оплате выпущенных им акций долями, акциями или имуществом иных лиц право собственности на такое имущество приобретает непосредственно акционерный инвестиционный фонд.

В то же время необходимо учитывать следующее.

Согласно части 3 статьи 3 Закона об инвестиционных фондах, имущество акционерного инвестиционного фонда подразделяется на имущество, предназначенное для инвестирования (инвестиционные резервы), и имущество, предназначенное для обеспечения деятельности органов управления и иных органов акционерного инвестиционного фонда, в соотношении, определенном уставом акционерного инвестиционного фонда. При этом согласно части 4 указанной статьи инвестиционные резервы акционерного инвестиционного фонда должны быть переданы в доверительное управление управляющей компании.

Следовательно, если соответствующие акции (доли) или имущество, приобретенные акционерным инвестиционным фондом в процессе его создания, отнесены к инвестиционным резервам, то несмотря на то, что формальным собственником такого имущества становится фонд, все права по управлению им приобретает управляющая компания на основании договора доверительного управления.

В соответствии со статьей 1012 ГК РФ, осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя. Это означает, что, если иное не предусмотрено договором доверительного управления, доверительный управляющий, например, получает возможность осуществлять права голоса по акциям (долям), составляющим инвестиционные резервы фонда.

Таким образом, приобретение управляющей компанией прав в отношении акций (долей) или основных производственных средств и (или) нематериальных активов, внесенных в оплату акций акционерного инвестиционного фонда и относящихся к инвестиционным резервам, будет подлежать согласованию с ФАС России при превышении пороговых значений, установленных статьями 28 или 29 Закона о защите конкуренции и при условии отсутствия в договоре доверительного управления положений об обязательных для исполнения доверительным управляющим указаний со стороны поверенного (собственника акций) в части порядка распоряжения переданных ему голосующих акций хозяйственного общества.

2. В случае создания паевого инвестиционного фонда необходимо учитывать следующее.

В соответствии со статьей 10 Закона об инвестиционных фондах паевой инвестиционный фонд — обособленный имущественный комплекс, состоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компании учредителем (учредителями) доверительного управления с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления, и из имущества, полученного в процессе такого управления, доля в праве собственности на которое удостоверяется ценной бумагой, выдаваемой управляющей компанией. При этом паевой инвестиционный фонд не является юридическим лицом.

Согласно части 3 статьи 11 Закона об инвестиционных фондах управляющая компания осуществляет доверительное управление паевым инвестиционным фондом путем совершения любых юридических и фактических действий в отношении составляющего его имущества, а также осуществляет все права, удостоверенные ценными бумагами, составляющими паевой инвестиционный фонд, включая право голоса по голосующим ценным бумагам.

Таким образом, поскольку управляющая компания, осуществляя деятельность по доверительному управлению имуществом паевого инвестиционного фонда, получает права голоса по акциям (долям) хозяйствующих субъектов, а также права владения и пользования в отношении основных производственных средств и (или) нематериальных активов, активов (в случае финансовых организаций)), входящих в состав имущества фонда, то получение таких прав управляющей компанией паевого инвестиционного фонда будет подлежать согласованию с ФАС России при превышении пороговых значений, установленных статьями 28 и 29 Закона о защите конкуренции.

В. Передача акций и долей хозяйственных обществ в залог

Согласно статьям 28 и 29 Закона о защите конкуренции с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляются сделки по приобретению голосующих акций (долей) в уставных капиталах коммерческих и финансовых организаций при превышении пороговых значений, установленных указанными статьями.

В соответствии с пунктом 16 статьи 4 Закона о защите конкуренции под приобретением акций (долей) хозяйственных обществ понимается покупка, а также получение иной возможности осуществления предоставленного акциями (долями) хозяйственных обществ права голоса на основании договоров доверительного управления имуществом, договоров о совместной деятельности, договоров поручения, других сделок или по иным основаниям.

Таким образом, для целей антимонопольного контроля имеет значение факт получения лицом (группой лиц) возможности осуществления прав голоса по приобретаемым акциям (долям) хозяйственного общества в результате совершения сделки.

Это означает, что в случае заключения договора залога акций (долей) ключевым условием с точки зрения необходимости предварительного согласования такой сделки с антимонопольным органом будет факт получения залогодержателем прав голоса по заложенным акциям (долям).

В соответствии с пунктом 2 статьи 358.15 ГК РФ при залоге акций удостоверенные ими права осуществляет залогодатель (акционер), если иное не предусмотрено договором залога акций. Таким образом, по общему правилу, заключение договора залога акций не требует получения согласия антимонопольного органа, однако может потребовать получения такого согласия, если договор залога акций предусматривает переход права голоса по акциям к залогодержателю.

В соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 358.15 ГК РФ при залоге доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью права участника общества (в том числе, право голоса) осуществляются залогодержателем, если иное не предусмотрено договором залога. Следовательно, в отличие от договора залога акций заключение договора залога доли потребует получения предварительного согласия антимонопольного органа при превышении соответствующих пороговых значений, если договором залога не предусмотрено, что реализация права голоса по доле осуществляется залогодателем. Также получение такого согласия может потребоваться при получении хозяйствующим субъектом прав в отношении доли в случае, предусмотренном пунктом 5 статьи 334 ГК РФ.

Следует учитывать, что договоры залога акций (долей), не предусматривающие переход права голоса по ним к залогодержателю, на практике часто предусматривают обязанность залогодателя получать предварительное согласие залогодержателя на голосование по тем или иным вопросам, касающимся деятельности компании, — например, после нарушения условий обеспечиваемого обязательства или наступления какого-либо случая неисполнения обязательств, предусмотренного условиями основного (обеспечиваемого) обязательства. При этом нарушение данной обязанности может повлечь существенные негативные последствия для залогодателя и/или должника по основному обязательству (например, обращение с требованием о досрочном взыскании задолженности по кредитному договору).

Таким образом, поскольку в период действия договора залога залогодержатель может приобрести права, позволяющие ему препятствовать принятию отдельных решений органами управления хозяйственного общества (права блокирования), то реализация залогодержателем указанных прав может в определенных случаях потребовать предварительного согласования с ФАС России.

Также необходимо учитывать, что в соответствии с пунктом 1 статьи 348 ГК РФ в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя может быть обращено взыскание. Поскольку обращение взыскания на акции (доли) в уставном капитале предусматривает их приобретение в понимании Закона о защите конкуренции (покупка на торгах), то соответствующая сделка потребует предварительного согласования с ФАС России при превышении порогов, предусмотренных статьями 28 и 29 Закона о защите конкуренции.

5) Особенности, связанные с приобретением прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности (включая негативный контроль)

В соответствии с пунктом 8 части 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции, государственному контролю за экономической концентрацией подлежит, в числе прочих, приобретение лицом (группой лиц) прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности объектом экономической концентрации.

В отличие от других оснований получения предварительного согласия на совершение сделки, в которых устанавливаются конкретные пороги по проценту приобретаемых голосующих акций (долей, активов), необходимость получения согласования по указанному выше основанию зависит от объема и содержания получаемых приобретателем и/или его группой лиц (далее — приобретатель) прав в отношении объекта экономической концентрации. При этом объем и содержание приобретаемых прав должны однозначно свидетельствовать о возникновении у приобретателя возможности контролировать решения, принимаемые объектом экономической концентрации в ходе осуществления им предпринимательской деятельности.

Необходимость согласования сделки по данному основанию может возникнуть и в сделках, совершаемых напрямую в отношении объекта экономической концентрации — российского общества. Однако в большинстве случаев факт получения прав определять условия осуществления предпринимательской деятельности оценивается в сделках, заключаемых между иностранными компаниями за пределами РФ, когда у приобретаемого иностранного общества имеется дочернее общество в РФ, и целью анализа является установление того, получает ли приобретатель (косвенно) какие-либо права контроля в отношении такого дочернего общества, и, соответственно, требует ли такая сделка согласования в РФ.

В соответствии с определением контроля, установленным в пункте 8 статьи 11 Закона о защите конкуренции, однозначное право определять условия осуществления объектом экономической концентрации его предпринимательской деятельности возникает у приобретателя, если по результатам сделки приобретатель получает:

1. Право распоряжаться более 50% акций (долей) в объекте экономической концентрации;

2. Право осуществлять функции исполнительного органа объекта экономической концентрации.

Так, например, ФАС России было оставлено без рассмотрения ходатайство о согласовании приобретения российской компанией акций иностранной компании, зарегистрированной на территории Республики Кипр . В решении ФАС России указал, что данная иностранная компания не осуществляет какую-либо деятельность на территории России, в связи с чем непосредственно приобретение ее акций не требует согласования с антимонопольным органом.

Решение ФАС России N АК/42173/14 от 17.10.2014.

Однако имеется ряд зарегистрированных на территории РФ обществ, более 50% акций (долей) которых прямо или опосредованно принадлежат данной иностранной компании. В связи с чем заявленная сделка, тем не менее, подлежит согласованию, однако на основании пункта 8 части 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции в связи с приобретением заявителем прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности российских дочерних обществ кипрской компании.

Помимо этого, на практике, как правило, однозначным свидетельством возникновения прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности, может являться получение приобретателем права назначать единоличный исполнительный орган или более 50% коллегиального исполнительного органа объекта экономической концентрации (при условии, что основные вопросы деятельности общества требуют простого большинства голосов).

Кроме того, положения учредительных документов, корпоративных или иных договоров в отношении объекта экономической концентрации или контролирующих его лиц могут прямо предусматривать, что по результатам сделки приобретатель получает право по своему собственному усмотрению давать объекту экономической концентрации обязательные для исполнения указания. В частности, в указанных документах может быть установлено, что вопросы ведения предпринимательской деятельности определяются конкретным лицом. В этом случае приобретение прав (полномочий) данного лица также будет означать, что у приобретателя возникает право, позволяющее ему определять условия осуществления объектом экономической концентрации его предпринимательской деятельности и, как следствие, контролировать деятельность объекта экономической концентрации.

Для возникновения указанных прав достаточно любого из перечисленных выше оснований. Так, к примеру, право, позволяющее определять условия осуществления предпринимательской деятельности, возникает в случае прямого или косвенного приобретения неконтрольного (менее 50%) пакета акций (долей) в объекте экономической концентрации, если приобретатель одновременно получает иное(-ые) право(-а), позволяющее(-ие) ему контролировать решения объекта экономической концентрации (например, право назначать единоличный исполнительных орган).

Таким образом, ключевым для возникновения прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности, является возникновение отношений контроля между приобретателем и объектом экономической концентрации по результатам совершения сделки.

В отдельных случаях к возникновению прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности, может привести также приобретение прав блокирования отдельных решений объекта экономической концентрации, если такое блокирование приводит к, так называемому, негативному контролю. В частности, негативный контроль возникает в ситуации, когда акционер А владеет 50% акций хозяйствующего субъекта и обладает правом вето на принятие стратегических решений, в то время как оставшиеся 50% распределены между остальными акционерами таким образом, что у акционера А не возникает фактического единоличного контроля (например, при небольшом количестве акционеров и их активном участии в управлении хозяйствующим субъектом).

Например, ФАС России было рассмотрено и удовлетворено ходатайство о приобретении права блокирования отдельных решений органов корпоративного управления акционерного общества .

Решение ФАС России N АЦ/6310 от 02.03.2012.

При этом приобретение просто блокирующего пакета акций (более 25%, но менее 50%) в иностранном обществе, имеющем дочернее общество в РФ, само себе может не влечь возникновение у приобретателя права определять условия осуществления предпринимательской деятельности такого дочернего общества. Для установления наличия такого права могут оцениваться условия, при которых, в том числе при наличии дополнительных прав, может возникнуть косвенный негативный контроль приобретателя в отношении дочернего общества.

Так, например, в решении по результатам рассмотрения ходатайства о приобретении прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности российского акционерного общества, путем приобретения более 25%, но менее 50% акций иностранного юридического лица, ФАС России указано, что осуществляемая сделка не требует согласования антимонопольного органа . Данный вывод ФАС России основывался на результатах анализа, представленного с ходатайством рамочного договора между Заявителем и указанным иностранным юридическим лицом, в котором не было выявлено условий, позволяющих заявителю блокировать решения органов управления компании иностранного юридического лица или российского акционерного общества.

Решение ФАС России N АК/22631 от 15.06.2011.

Негативный контроль возникает в случае, когда один акционер приобретает возможность оказывать решающее влияние на предпринимательскую деятельность объекта экономической концентрации, какую обычно имеет мажоритарный акционер, при условии отсутствия иных лиц с аналогичными правами и/или лица, осуществляющего данные права совместно с ним.

Право блокировать решения может реализовываться посредством корпоративного и/или договорного блокирования:

— корпоративное блокирование предполагает блокирование решений общего собрания акционеров (участников) в силу владения акциями (долями) хозяйствующего субъекта. Действующим законодательством , а также учредительными документами хозяйствующего субъекта могут быть установлены требования к принятию отдельных решений общего собрания акционеров (участников) квалифицированным большинством голосов или единогласно. Таким образом, при приобретении определенного пакета акций (долей) у приобретателя может возникнуть возможность блокировать принятие решений общества за счет существования единоличного или квалифицированного большинства для принятия решения, включающего голос приобретателя или номинированных им представителей в органах управления общества. Такого рода право, единолично реализуемое каким-либо акционером (участником) общества, может привести к возникновению права негативного контроля;

Например, абзац 2 пункт 1 статьи 20, пункт 2 статьи 79 Закона об АО, подпункт 11 пункта 2 статьи 33 Закона об ООО и в иных нормах законодательства.

— договорное блокирование предполагает наличие права вето у отдельного акционера (участника) на утверждение ключевых вопросов по управлению хозяйствующим субъектом, установленное в корпоративных или иных договорах. Во многих случаях такое право вето может быть не связано напрямую с владением определенным пакетом акций (долей). При этом единоличная возможность оказывать решающее влияние на принятие решений посредством реализации права вето может также привести к возникновению прав негативного контроля.

При оценке необходимости согласования приобретения прав, позволяющих определять условия осуществления объектом экономической концентрации его предпринимательской деятельности, оценивается, сможет ли приобретатель по итогам сделки оказывать решающее влияние на решения, принимаемые объектом экономической концентрации.

Так, по результатам рассмотрения ходатайства о предварительном согласовании сделки по приобретению прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности российского акционерного общества в результате совершения сделки по приобретению 25,29% голосующих акций компании иностранного юридического лица, наделяющих заявителя правом вето в отношении целого ряда вопросов относительно деятельности российского акционерного общества, антимонопольный орган установил, что такое приобретение не является приобретением прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности в понимании пункта 8 части 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции, указав, что заявитель не приобретал каких-либо дополнительных прав, которыми на момент рассмотрения ходатайства не пользовался иной акционер общества .

Решение ФАС России N ЦА/32374/13 от 20.08.2013. Аналогичная логика прослеживается в решении ФАС России N ЦА/32376/13 от 20.08.2013.

Таким образом, необходимость согласования с антимонопольным органом права негативного контроля возникает лишь в тех случаях, когда приобретатель может оказывать решающее влияние на решения, принимаемые объектом экономической концентрации, при условии, что иные акционеры общества не обладают данным правом.

Так, права, позволяющие определять условия осуществления предпринимательской деятельности, могут возникнуть, если приобретатель получит единоличную возможность (т.е. при условии отсутствия иных лиц с аналогичными правами и/или лица, осуществляющего данные права совместно с ним) блокировать решение, в частности, по таким существенным вопросам, как:

— назначение/досрочное прекращение полномочий единоличного исполнительного органа;

— принятие и изменение бизнес плана и стратегии ведения обществом бизнеса;

— совершение/изменение существенных условий/прекращение обычных для общества коммерческих сделок.

Такие вопросы часто выносятся в список вопросов исключительной компетенции хозяйствующего субъекта. Кроме того, перечень таких существенных вопросов может во многом зависеть от вида деятельности хозяйствующего субъекта. Например, для инвестиционной компании это могут быть также решения об участии в капитале других обществ, для IT компании это может быть предоставление лицензии на разработанные программные продукты.

При этом вопросы, относящиеся к стандартным способам защиты миноритарного акционера, не приводят к получению приобретателем негативного контроля над хозяйствующим субъектом и, соответственно, прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности таким хозяйствующим субъектом. К таким вопросам, в частности, относятся:

— защита от размытия доли участия;

— продажа основной части бизнеса;

— реорганизация и ликвидация;

— изменение учредительных документов;

— сделки вне рамок обычной хозяйственной деятельности, в том числе на сумму свыше денежного порога, который существенно превышает обычную стоимость сделок для данного общества.

Приобретение прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности, может быть осуществлено вне зависимости от вида сделки. Так, подобные права могут быть приобретены не только в результате заключения соглашения о приобретении акций, но и соглашения акционеров/участников в отношении объекта экономической концентрации, договора поручения, договора доверительного управления имуществом, договора с управляющей организацией и иных соглашений. При этом заключение трудового договора с генеральным директором российского общества не является сделкой, в результате которой приобретаются вышеупомянутые права, и, соответственно, не требует предварительного согласия антимонопольного органа.

Таким образом, в силу многообразия возникающих корпоративных связей между хозяйствующими субъектами, объем приобретаемых прав в отношении объекта экономической концентрации должен оцениваться в каждом конкретном случае с позиции наличия или отсутствия у приобретателя однозначной возможности контролировать решения, принимаемые объектом экономической концентрации, или единоличной возможности оказывать решающее влияние на принятие таких решений.

Следует учитывать, что права, позволяющие определять условия осуществления предпринимательской деятельности, включая негативный контроль, не являются контролем в понимании части 8 статьи 11 Закона о защите конкуренции, в связи с чем не подпадают под исключения применения статьи 11 Закона о защите конкуренции, установленные частью 7 статьи 11 указанного Федерального закона.

6) Сделки в отношении иностранных юридических лиц, в том числе порядок расчета суммы поставок на территорию РФ

Согласно статье 26.1 Закона о защите конкуренции, предварительное согласие антимонопольного органа требуется на осуществление сделок, иных действий в отношении иностранных лиц и (или) организаций, осуществляющих поставки товаров (работ, услуг) на территорию Российской Федерации в сумме более чем один миллиард рублей в течение года, предшествующего дате осуществления сделки, иного действия, подлежащего государственному контролю.

В этой связи для выявления в качестве объекта экономической концентрации иностранного лица следует ответить на три основных вопроса: 1) какие поставки товаров (работ, услуг) иностранным лицом являются осуществляющимися на территории Российской Федерации, 2) как рассчитывается 1 млрд рублей, а именно — какие поставки следует учитывать и включать для подсчетов и как определить расчетный период.

1) Определение поставок товаров, оказание услуг (выполнение работ) на территории Российской Федерации.

Возможны ситуации, когда компания осуществляет отгрузку товаров, оказывает услуги либо осуществляет работы иностранному клиенту на территории Российской Федерации, и наоборот — российскому клиенту за пределами территории Российской Федерации. При этом базовым тестом для квалификации товаров (работ, услуг) как поставляемых на территорию Российской Федерации может выступать место отгрузки товаров (оказания услуг, осуществления работ) либо страна регистрации покупателя (клиента/заказчика).

С практической точки зрения товар должен считаться поставленным на территорию Российской Федерации в случаях, когда местом его поставки является территория Российской Федерации. В иных случаях товар следует считать поставленным за пределы Российской Федерации.

В свою очередь, для решения данного вопроса в отношении выполнения работ и оказания услуг по аналогии применимы положения статьи 148 НК РФ, которая устанавливает правила определения места выполнения работ (оказания услуг). Таким образом, местом выполнения работ (услуг) будет являться Российская Федерация, если данные работы (услуги) непосредственно связаны с движимым и недвижимым имуществом, находящимся на территории Российской Федерации, или фактически оказываются на территории Российской Федерации, а также если покупатель работ (услуг) осуществляет деятельность на территории Российской Федерации.

Отдельно следует отметить договор финансовой аренды (лизинга), который имеет ряд особенностей его исполнения в силу его инвестиционного характера. В силу специфики данного договора, вытекающей из положений Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», представляется, что местом исполнения данного договора следует считать место передачи объекта в лизинг.

2) Особенности определения и расчета поставок в размере 1 млрд рублей.

На практике встречаются случаи, когда одна иностранная компания самостоятельно не осуществляет поставки в сумме 1 млрд рублей и более ввиду использования в различных странах разнообразных форм и схем поставок товаров (в т.ч. в силу специфики обращения товара, его производства и т.д.), однако фактически приобретаемая иностранная компания может оказывать влияние на экономику Российской Федерации, и поэтому сделка по приобретению такой компании подлежит анализу антимонопольным органом России.

Объем поставок иностранной компании на территорию Российской Федерации должен определяться за последний год, предшествующий дате осуществления сделки, в соответствии с данными последней бухгалтерской (финансовой) отчетности на конец соответствующего года.

Поскольку бухгалтерская (финансовая) отчетность иностранных компаний составляется в иностранной валюте, а порог для согласования сделок в статье 26.1 Закона о защите конкуренции установлен в российских рублях, для проверки необходимости согласования сделки требуется конвертация выраженного в иностранной валюте объема поставок на территорию Российской Федерации в рубли. Во избежание некорректного отражения финансовых показателей после конвертации, связанного с колебаниями обменного курса, конвертацию необходимо производить исходя из установленного ЦБ РФ курса для соответствующей иностранной валюты по состоянию на отчетную дату бухгалтерской (финансовой) отчетности, используемой для определения объема поставок.

Необходимо также отметить, что при подсчете показателя 1 млрд рублей учитывается не только фактический доход от поставок на территорию Российской Федерации, но и договорная стоимость поставленных, но не оплаченных товаров.

А) Приобретение иностранной компании и ее группы лиц, осуществляющей поставки на территорию Российской Федерации.

На практике встречаются ситуации, когда несколько иностранных компаний, входящих в одну группу лиц, по отдельности осуществили поставки на территорию Российской Федерации на сумму менее одного миллиарда рублей, но при этом совокупный объем поставок превысил установленный порог.

Например, компания-приобретатель планирует приобрести контроль над иностранной компанией Х, у которой есть три дочерние иностранные компании — А, Б и В, входящие с Х в одну группу лиц по правилам, установленным статьей 9 Закона о защите конкуренции. При этом компания Х поставила продукцию на территорию Российской Федерации за год, предшествующий совершению сделки, на сумму 500 миллионов рублей, компания А — на сумму 300 миллионов рублей, компания Б — на сумму 150 миллионов рублей, компания В — на сумму 100 миллионов рублей.

Принимая во внимание положения части 2 статьи 9 Закона о защите конкуренции, для целей применения части 1 статьи 26.1 Закона о защите конкуренции объем поставок товаров иностранной организации на территорию Российской Федерации должен рассчитываться с учетом совокупного объема поставок товаров на территорию Российской Федерации организаций, входящих с ней в одну группу лиц. Таким образом, в описанном выше случае сделка подлежит согласованию с ФАС России, поскольку компании Х, А, Б и В, входящие в одну группу лиц, в совокупности поставили продукцию на территорию Российской Федерации за год, предшествующий году осуществления сделки, на сумму свыше одного миллиарда рублей.

Что касается согласования указанной сделки с ФАС России и сбора документов по объекту(-ам) экономической концентрации, в описанном выше примере допустимо указывать лишь компанию Х в качестве объекта экономической концентрации и представлять в ФАС России документы по данной компании. При этом по компаниям А, Б и В необходимо представить сведения, указанные в части 5 статьи 32 Закона о защите конкуренции.

Б) Приобретение иностранной компании, которая реализует товар через дистрибьюторов (дистрибьюторскую сеть).

Компании не всегда известно то, как реализуется ее продукция в случае, если поставки организованы непосредственно через независимых дистрибьюторов. Дистрибьюторы выступают как самостоятельные хозяйствующие субъекты, принимающие независимые решения касательно того, куда и кому именно поставлять закупаемую у компании продукцию, и самостоятельно извлекающие прибыль от своей деятельности. Компании не всегда удается отслеживать, каким образом и кому непосредственно происходит перепродажа продукции и каким образом продукция компании поступает на российский рынок.

Однако в ситуации, когда между дистрибьютором и компанией-производителем имеется взаимосвязь и согласованность в условиях реализации товара, в том числе в части условий поставки на территорию Российской Федерации, такие поставки дистрибьюторов должны учитываться при подсчете установленного порога в следующих случаях:

— дистрибьютор(ы) входят в одну группу лиц с приобретаемой иностранной компанией;

— дистрибьютор(ы) входят в одну группу лиц с конечным покупателем товара, находящимся на территории Российской Федерации и поставляемый объектом экономической концентрации товар в адрес дистрибьютора товар предназначен для перепродажи в Российской Федерации.

Признаки отнесения физических и юридических лиц к одной группе лиц определены частью 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции.

При этом поставки, осуществляемые через дистрибьюторов, не входящих в одну группу лиц с иностранными лицами и (или) организациями, осуществляющими поставки товаров на территорию Российской Федерации, не должны учитываться для целей определения объема поставок в один миллиард рублей, установленного статьей 26.1 Закона о защите конкуренции.

В данном случае таблицы с указанием сведений об основных видах деятельности, продукции (работах, услугах) по форме, утвержденной Приказом ФАС России от 17.04.2008 N 129 «Об утверждении Формы представления антимонопольному органу сведений при обращении с ходатайствами и уведомлениями, предусмотренными статьями 27 — 31 Закона о защите конкуренции (далее — Приказ N 129), должны представляться лишь по дистрибьюторам, входящим в одну группу лиц с объектом экономической концентрации, которые фактически осуществили поставки продукции на территорию Российской Федерации.

Также следует учитывать, что при определении объема поставок приобретаемой иностранной компании в размере 1 млрд рублей не должны учитываться поставки на территорию Российской Федерации товара, который не приобретается и бизнес по производству/поставке которого сохраняется за группой лиц продавца (по аналогии с частью 3 статьи 28 Закона о защите конкуренции).

7) Особенности контроля сделок по приобретению основных производственных средств и нематериальных активов

Необходимость получения согласия антимонопольного органа в рассматриваемых случаях возникает при осуществлении двух категорий сделок: 1) в отношении основных производственных средств и 2) в отношении нематериальных активов. При этом закон указывает, что данные объекты должны находиться на территории Российской Федерации.

Согласно пункту 5 ПБУ 6/01 (утв. Приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01″) к основным средствам относятся: здания, сооружения, рабочие и силовые машины и оборудование, измерительные и регулирующие приборы и устройства, вычислительная техника, транспортные средства, инструмент, производственный и хозяйственный инвентарь и принадлежности, рабочий, продуктивный и племенной скот, многолетние насаждения, внутрихозяйственные дороги и прочие соответствующие объекты.

Например, ФАС России было согласовано ходатайство о получении в пользование основных производственных средств (38338 единиц подвижного состава (вагонов)) .

Решение ФАС России N ИА/20187/16 от 28.03.2016.

В другом случае хозяйствующий субъект был привлечен ФАС России к административной ответственности за осуществление без предварительного согласования антимонопольного органа в порядке пункта 7 части 1 статьи 27 Закона о защите конкуренции сделки по приобретению в аренду автозаправочной станции .

Постановление ФАС России от 13.04.2016 N 09/24922/16.

В составе основных средств учитываются также капитальные вложения на коренное улучшение земель (осушительные, оросительные и другие мелиоративные работы); капитальные вложения в арендованные объекты основных средств; земельные участки, объекты природопользования (вода, недра и другие природные ресурсы).

При этом следует иметь ввиду, что ПБУ 6/01 не применяются в отношении:

— машин, оборудования и иных аналогичных предметов, числящихся как готовые изделия на складах организаций-изготовителей, как товары — на складах организаций, осуществляющих торговую деятельность;

— предметов, сданных в монтаж или подлежащих монтажу, находящихся в пути;

— капитальных и финансовых вложений.

Определяющим для отнесения активов к основным производственным средствам в целях применения Закона о защите конкуренции является их отражение в бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности организации именно в составе основных средств.

Следует отметить, что Законом о защите конкуренции исключены из предмета антимонопольного контроля сделки в отношении земельных участков и не имеющих промышленного назначения зданий, строений, сооружений, помещений и частей помещений, объектов незавершенного строительства, которые формально могут учитываться в составе основных средств. Так, к зданиям и объектам, не имеющим промышленное назначение, следует, в том числе, относить офисные комплексы и помещения, бизнес-центры, развлекательные комплексы, объекты оптовой и розничной торговли, включая торговые и торгово-развлекательные комплексы.

К нематериальным активам согласно пункту 4 ПБУ 14/2007 (утв. Приказом Минфина России от 27.12.2007 N 153н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов» (ПБУ 14/2007)») относятся, в частности, произведения науки, литературы и искусства; программы для электронных вычислительных машин; изобретения; полезные модели; селекционные достижения; секреты производства (ноу-хау); товарные знаки и знаки обслуживания. В составе нематериальных активов учитывается также деловая репутация, возникшая в связи с приобретением предприятия как имущественного комплекса (в целом или его части). Вместе с тем, данный перечень не является исчерпывающим и ПБУ 14/2007 позволяют относить к нематериальным активам иные объекты, удовлетворяющие критериям нематериальных активов.

Определяющим для отнесения объекта к нематериальным активам в целях применения Закона о защите конкуренции будет являться не вид объекта, а его отражение в бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности организации именно в составе нематериальных активов.

Так, ПБУ 14/2007 позволяют принимать объект интеллектуальной собственности к учету в составе нематериальных активов организации только в том случае, если организация является его правообладателем. Предоставление организации права использования такого объекта по лицензионному соглашению не является основанием для учета этого объекта или права его пользования в составе нематериальных активов.

Для целей применения пункта 7 части 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции не имеет значения вид сделки, опосредующей переход прав на основные производственные средства и нематериальные активы.

При приобретении основных производственных средств необходимо установить, что в результате сделки лицу (приобретателю) переходит право собственности или часть правомочий собственника: владение и пользование. Такие права могут переходить в результате заключения договоров купли-продажи, аренды, доверительного управления имуществом, простого товарищества и иными договорами, предмет которых связан с имуществом.

Вместе с тем, в ряде случаев сделки, предмет которых связан с основными производственными средствами, могут не требовать получения согласия антимонопольного органа. Так, при заключении договора залога согласие антимонопольного органа может потребоваться только, если в соответствии со статьей 346 ГК РФ и условиями договора залогодержатель получает право пользования предметом залога или фактически распоряжается предметом залога путем его передачи третьим лицам во временное владение или пользование. При обращении взыскания на предмет залога, в отношении которого у залогодержателя отсутствовали указанные права, согласие потребуется не на заключение договора залога, а на приобретение самого заложенного имущества при его реализации в порядке, установленном статьями 350 и 350.1 ГК РФ.

При приобретении прав в отношении нематериальных активов требуется учитывать специфику правового регулирования их оборота. Так, ГК РФ прямо предусматривает лишь две формы распоряжения исключительным правом: 1) путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или 2) путем предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор). Несмотря на то, что перечень способов распоряжения исключительным правом не ограничен, на практике получили распространение именно перечисленные формы.

По договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).

По лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

При этом, право использования нематериальных активов может передаваться и посредством иных сделок (например, договоры коммерческой концессии, простого товарищества). Однако условия этих договоров, как правило, определяются либо в форме отчуждения исключительного права, либо в форме передачи права использования объекта интеллектуальной собственности.

Указанные выше сделки требуют получения предварительного согласия антимонопольного органа в том случае, если предмет договора связан с переходом прав в отношении основных производственных средств и нематериальных активов, балансовая стоимость которых превышает 20% от суммы балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов их собственника и/или правообладателя.

При определении данного критерия следует руководствоваться следующей формулой: A% = (X / Y) x 100%, где:

A% — балансовая стоимость приобретаемых основных производственных средств и нематериальных активов, выраженная в процентах;

X — балансовая стоимость приобретаемых основных производственных средств и нематериальных активов, выраженная в рублях;

Y — общая балансовая стоимость основных производственных средств и нематериальных активов лица, которое передает соответствующие права (без учета его группы лиц), выраженная в рублях.

При этом, значения X и Y определяются по последнему балансу организации, который был представлен в налоговые органы в соответствии с требованиями действующего законодательства. Текущая балансовая стоимость приобретаемых основных производственных средств и нематериальных активов в данном случае не имеет значения.

Для определения значения X используются данные бухгалтерского учета организации, то есть та стоимость приобретаемых основных производственных средств и нематериальных активов, которая отражена в бухгалтерской отчетности. Договорная стоимость приобретаемых основных производственных средств и нематериальных активов, определенная сторонами сделки, в данном случае не учитывается. При этом, для определения значения X учитываются основные производственные средства и нематериальные активы, которые приобретаются как единовременно в рамках одной сделки, так и в результате заключения взаимосвязанных сделок (понятие и признаки взаимосвязанных сделок раскрыты далее в пункте 1.4 Раздела I Разъяснений).

Значение Y определяется путем сложения балансовой стоимости всех объектов, которые в соответствии с бухгалтерской отчетностью учтены в качестве основных средств и нематериальных активов лица, которое передает соответствующие права (без учета его группы лиц). При этом в данном случае не применяется установленное в пункте 7 части 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции изъятие в отношении земельных участков и не имеющих промышленного назначения зданий, строений, сооружений, помещений и частей помещений, объектов незавершенного строительства, и стоимость данных объектов также учитывается. Кроме этого, необходимо иметь в виду, что для определения значения Y валюта баланса (балансовая стоимость активов, которая определяется для определения базовых критериев, установленных статьей 28 Закона о защите конкуренции) не имеет значения.

Установленное пунктом 7 части 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции пороговое значение стоимости приобретаемых основных производственных средств и нематериальных активов на уровне 20% означает, во-первых, что согласие антимонопольного органа не требуется, если предмет сделки связан с активами, балансовая стоимость которых не превышает 20% от общей балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов. Во-вторых, если лицо с согласия антимонопольного органа заключило сделку, в результате которой получило права в отношении части активов, то согласие антимонопольного органа не потребуется на последующую сделку, в результате которой такое лицо (или его группа лиц) приобретет права в отношении другой части активов, балансовая стоимость которых не превысит 20% балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов. В частности, если лицо с согласия антимонопольного органа приобрело права в отношении активов, балансовая стоимость которых превышает 80% балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов, последующее приобретение активов этого лица в течение одного и того же отчетного периода не потребует согласия антимонопольного органа.

Таким образом, для возникновения необходимости согласования сделки стоимость приобретаемых активов должна превышать 20% балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов на последнюю отчетную дату.

Поскольку действующим законодательством не установлена форма ходатайства о даче согласия антимонопольного органа на заключение сделок, то лицо, обращающееся с таким ходатайством, вправе индивидуализировать предмет сделки, основные производственные средства и нематериальные активы, с которыми связан предмет сделки, в свободной форме, в том числе указав их общее назначение, балансовую стоимость в рублях и в процентах. В то же время при отсутствии такого указания антимонопольный орган руководствуется сведениями, которые представляются одновременно с ходатайством в соответствии с Приказом N 129.

Преступления против конкуренции: уголовно-правовая характеристика составов и проблемы квалификации

Сегодня развитию малого бизнеса уделяется большое внимание со стороны общественности и государства. Президент Российской Федерации утвердил Национальный план развития конкуренции, который должен обеспечить международную конкурентоспособность российских предпринимателей. Кроме того, президент отмечает, что уголовное законодательство должно строго реагировать на искажение конкуренции, что делает актуальным изучение уголовной ответственности за такого рода правонарушения. Более того, статистика Федеральной антимонопольной службы показывает, что большое количество дел возбуждается по фактам нарушения антимонопольного законодательства, но лишь немногие дела доходят до суда. В связи с этим необходимо исследовать уголовно-правовые аспекты защиты конкуренции и понять, почему большинство дел не доводится до суда. Важно отметить, что конкуренция — это сложное понятие, охватывающее некоторые отрасли права: Гражданское право, административное и уголовное право. Этот факт подтверждает сложность проводимых исследований. Объектом исследования являются уголовно-правовые проблемы защиты конкуренции в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Предметом исследования являются доктринальные разработки, характеризующие институт конкуренции; положения Конституции Российской Федерации; нормы национального уголовного законодательства, защищающие честные конкурентные отношения от посягательств, к которым относятся статьи 178, 179, 180, 183 и 184 Уголовного кодекса Российской Федерации и материалы правоприменительной практики по указанным выше составам; нормы отраслевого законодательства, обеспечивающие свободу экономической деятельности и защиту конкуренции.; отраслевое законодательство в сфере спорта; научные публикации российских авторов, посвященные вопросам защиты конкуренции. В ходе данного исследования были выявлены проблемные вопросы, возникающие при квалификации противоправных действий, нарушающих условия добросовестной конкуренции. Исторически и концептуально было обосновано выделение группы антиконкурентных преступлений, в которую вошли ст. 178, 179, 180, 183 и 184 УК РФ. Выделение статьи 184 Уголовного кодекса Российской Федерации в эту группу обусловлено коммерциализацией спортивной индустрии, которая все больше и больше совпадает по своей сути с предпринимательской деятельностью. Выделены криминальные элементы преступных посягательств на конкурентные отношения, критерии их дифференциации от других правонарушений и подготовлены рекомендации по развитию правоприменительной практики.

Текст работы (работа добавлена 10 мая 2020 г.)

Выпускные квалификационные работы (ВКР) в НИУ ВШЭ выполняют все студенты в соответствии с университетским Положением и Правилами, определенными каждой образовательной программой.

Аннотации всех ВКР в обязательном порядке публикуются в свободном доступе на корпоративном портале НИУ ВШЭ.

Полный текст ВКР размещается в свободном доступе на портале НИУ ВШЭ только при наличии согласия студента – автора (правообладателя) работы либо, в случае выполнения работы коллективом студентов, при наличии согласия всех соавторов (правообладателей) работы. ВКР после размещения на портале НИУ ВШЭ приобретает статус электронной публикации.

ВКР являются объектами авторских прав, на их использование распространяются ограничения, предусмотренные законодательством Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

В случае использования ВКР, в том числе путем цитирования, указание имени автора и источника заимствования обязательно.

  • О ВЫШКЕ
  • Цифры и факты
  • Руководство и структура
  • Преподаватели и сотрудники
  • Корпуса и общежития
  • Закупки
  • Обращения граждан в НИУ ВШЭ
  • Фонд целевого капитала
  • Противодействие коррупции
  • Сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера
  • Сведения об образовательной организации
  • Людям с ограниченными возможностями здоровья
  • Единая платежная страница
  • Работа в Вышке
  • ОБРАЗОВАНИЕ
  • Лицей
  • Довузовская подготовка
  • Олимпиады
  • Прием в бакалавриат
  • Вышка+
  • Прием в магистратуру
  • Аспирантура
  • Дополнительное образование
  • Центр развития карьеры
  • Бизнес-инкубатор ВШЭ
  • НАУКА
  • Научные подразделения
  • Исследовательские проекты
  • Мониторинги
  • Диссертационные советы
  • Защиты диссертаций
  • Академическое развитие
  • Конкурсы и гранты
  • Научно-образовательный портал IQ.hse.ru
  • XXIV Ясинская (Апрельская) международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества
  • РЕСУРСЫ
  • Библиотека
  • Издательский дом ВШЭ
  • Книжный магазин «БукВышка»
  • Типография
  • Медиацентр
  • Журналы ВШЭ
  • Публикации
  • Единый архив экономических и социологических данных

Министерство науки и высшего образования РФ
Министерство просвещения РФ
Федеральный портал «Российское образование»
Массовые открытые онлайн-курсы

  • © НИУ ВШЭ 1993–2024
  • Адреса и контакты
  • Условия использования материалов
  • Политика конфиденциальности
  • Правила применения рекомендательных технологий в НИУ ВШЭ
  • Карта сайта

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *