Электричество в европе откуда берется
Перейти к содержимому

Электричество в европе откуда берется

  • автор:

Электроэнергетика в Европе

В конце мая 2023 года компания Elia, бельгийский оператор высоковольтных линий электропередач, сообщила о том, что страна смогла впервые покрыть все свои энергетические затраты за счёт солнечных и ветровых станций. Подробнее здесь.

ЕС строит в море энергоостров для обеспечения себя электричеством

В начале марта 2023 года энергетическая компания Elia объявила о строительстве в Северном море искусственного острова, который будет выполнять функции энергетического узла. Остров оснастят всей необходимой инфраструктурой для самообеспечения электричеством, а еще он будет добывать ветряную энергию, он также будет подключен к электросетям соседних стран. Подробнее здесь.

2022

ЕС получил больше энергии из возобновляемых источников, чем от сжигания газа

В 2022 году ЕС впервые получил больше энергии из возобновляемых источников, чем от сжигания газа. Информация об этом была опубликованы в конце января 2023 года аналитическим центром Ember.

Согласно исследованию, в 2022 году ветряные и солнечные установки произвели 22% электроэнергии в ЕС, в то время как газ лишь 20%. В докладе отмечается, что рост производства электроэнергии из возобновляемых источников позволил избежать расходов на газ в размере €10 млрд евро. TAdviser Security 100: Крупнейшие ИБ-компании в России

Использование угля, самого углеродоемкого ископаемого топлива, выросло за 2022 год на 1,5% и обеспечило производство 16% европейской электроэнергии, но этот рост был кратковременным в связи с тем, что с августа 2022 года производство электроэнергии на тепловом угле заметно снизилось.

Выработка гидроэлектроэнергии и атомной энергии, которая занимает большую долю электроэнергии в ЕС, упала до самого низкого уровня с 2002 года. Засушливые условия, на большей части континента Европы, привели к падению уровня воды в реках, что сократило выработку гидроэлектроэнергии, а ядерные реакторы были отключены от сети, некоторые на время технического обслуживания, а другие навсегда из-за низкой рентабельности ГЭС.

Наибольший прирост возобновляемых источников энергии в 2022 году наблюдался в солнечной энергетике, которая выросла на 24%, обеспечив дополнительно 39 тераватт-часов электроэнергии по сравнению с 2021 годом. Не менее 20 стран ЕС достигли рекордной доли солнечной генерации.

В 2022 году спрос на электроэнергию снизился, причем с октября 2022 года он упал на 7,9% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года, такое падение Ember объясняет более теплой погодой, проблемами доступности электроэнергии и энергосберегающим поведением европейцев.

Ember прогнозирует, что в 2023 году углеродоемкость электроэнергии в ЕС снизится еще больше, поскольку атомные электростанции возобновят работу, а ветряные и солнечные электростанции продолжат свое развитие. Аналитики прогнозируют снижение выработки электроэнергии на ископаемом топливе на 20% в 2023 году.

В В сообщили, что только в январе 2023 года использование ископаемого топлива сократилось на 29%. В Ember ожидают, что в течение 2023 года использование угля и газа еще больше снизится в связи с тем, что аналитики обнаружили, что ЕС использовал только треть из 22 млн тонн дополнительного угля, который он импортировал, чтобы застраховаться от таких факторов, как закрытие ядерных реакторов и прекращение поставок природного газа из России. Аналитики пришли к выводу, что страны ЕС остаются такими же приверженцами постепенного отказа от угля, как и до начала специальной военной операции России на Украине в конце февраля 2022 года. [1]

Взлёт цен на электроэнергию из-за давления на Россию

Динамика роста цен на электроэнергию с 1 августа 2021 г по 1 августа 2022 г в странах Европы

Заработала первая в мире газовая турбина на чистом водороде

10 июня 2022 года было объявлено о запуске первой в мире газотурбиной установки, работающей на чистом водороде. Проект реализован норвежским Университетом Ставангера в сотрудничестве с Немецким аэрокосмическим центром (DLR), который также предоставил камеру сгорания, благодаря которой стало возможно провести испытания.

Турбина расположена на предприятии на юго-западе Норвегии, которое подчиняется университету. Газовая турбина производит как тепловую, так и электрическую энергию. Она также поставляет горячую воду для отопления лабораторных зданий в непосредственной близости. Излишки энергии поставляются в сети централизованного теплоснабжения и электроснабжения. С середины мая 2022 года работа газовой установки была переведена на полностью водородное топливо.

Энергорынок Европы: ключевые тенденции

Некоммерческая организация Ember опубликовала ежегодный отчет, посвященный итогам 2021 года и трендам энергетического рынка Евросоюза. Объемы выработки электроэнергии сравниваются с допандемийными показателями, даются оценки влияния газового кризиса на энергетику региона и делаются выводы об успехах и неудачах европейского энергоперехода. «Атомный эксперт» публикует самые интересные выдержки из отчета.

В 2021 году влияние пандемии на спрос на электроэнергию в ЕС было невелико. Эта ситуация в корне отличается от 2020 года, когда последствия пандемии стали основным фактором изменений в энергосистеме ЕС. Во время локдаунов, вводившихся в 2020 году, спрос на электроэнергию упал, особенно в первую волну, когда офисы были закрыты, производства остановлены, а люди заперты в своих домах.

Спрос на электроэнергию в ЕС вернулся на допандемийный уровень
Динамика спроса на электроэнергию, %

После падения спроса на 3,5% (-100 ТВт·ч) в 2019—2020 годах наблюдалось его практически полное восстановление в 2021 году (рост на 3,4%, или +95 ТВт·ч) почти до уровня 2019 года. Однако 2021 год был холоднее 2019‑го, что обычно предполагает более высокий спрос при прочих равных. Это означает, что реальный (скорректированный с учетом погодных условий) спрос на электроэнергию еще не полностью восстановился после пандемии.

Восстановление идет в разных странах по-разному. По сравнению с периодом до пандемии спрос остается заметно ниже в Испании (-2%), при этом он вырос в Польше (+3%), Швеции (+4%) и Дании (+7%).

Ископаемое топливо
В 2021 году производство электроэнергии в 27 странах ЕС с использованием ископаемого топлива выросло на 4% г/г (+43 ТВт·ч) — до 1 069 ТВт·ч. Рост был обусловлен преимущественно увеличением спроса на 95 ТВт·ч (+3%).

Выработка электроэнергии из ископаемых энергоресурсов осталась на 6% ниже (−64 ТВт·ч) уровня допандемийного 2019 года благодаря непрерывному росту ВИЭ (особенно ветряной и солнечной генерации) за последние два года.

В результате энергетического кризиса к середине 2021 г. газовая генерация в ЕС стала дороже угольной

На долю ископаемых видов топлива приходится 37% всей электроэнергии, произведенной в ЕС в 2021 году (против 39% в 2019 году). Доля выработки электроэнергии с использованием природного газа в ЕС достигла минимума за три года (18%, или 524 ТВт·ч). Угольные электростанции выработали 15% всего электричества в ЕС (436 ТВт·ч), а угольная генерация сократилась лишь на 3% с 2019 года против 29% за два предшествующих года.

В 2021 году цены на ископаемое топливо взлетели, в корне поменяв рынок электричества. Сочетание ряда факторов толкнуло цены на газ вверх на 585%, и это стало самым большим ценовым потрясением со времени нефтяного эмбарго, введенного ОПЕК в 1973 году. При этом цены на уголь и углеродные тарифы также довольно резко выросли.

В результате себестоимость производства электроэнергии из газа выросла почти в семь раз, что привело ко взлету цен на электричество по всей Европе. Начиная с июля себестоимость электроэнергии из природного газа превысила себестоимость генерации на основе угля. В следующие месяцы взрывной рост цен на газ продолжился, и разница в себестоимости продолжила увеличиваться, несмотря даже на повышение углеродных тарифов.

Если за точку отсчета принять 2019 год, то в первой половине 2021 года рост выработки из ВИЭ привел к замещению преимущественно угольной генерации. Однако во второй половине года, по мере роста себестоимости энергии из газа, новые возобновляемые мощности стали заменять уже газовую генерацию. Более того, во второй половине 2021 года наблюдалось прямое замещение природного газа углем в объеме около 5% общей выработки электроэнергии из угля в 2021 году.

Объем возобновляемой генерации в Европе продолжает расти: за последние два года ее средний рост составил 44 ТВт·ч в год. С 2019 года более половины (52%) этих новых возобновляемых заменили газовые источники электроэнергии, треть — атомные электростанции, и только одна шестая — электростанции, работающие на угле. Однако ранее (2011−2019 годы) более 80% новых возобновляемых мощностей замещали угольную генерацию. Рост отключений и выводов из эксплуатации ядерных мощностей с конца 2019 года также замедлил скорость сокращения угольной генерации.

Самое значительное снижение объемов газовой генерации по сравнению с 2019 годом наблюдалось в двух странах: Нидерландах (-17 ТВт·ч/-24%) и Испании (-15 ТВт·ч/-18%), где при этом отмечался и наиболее значительный рост ВИЭ. Значительное сокращение газовой генерации наблюдалось также в Бельгии (-17%) и Франции (-14%).

Хотя с 2019 года новые ветряные и солнечные мощности замещали преимущественно мощности газовых электростанций, некоторые страны смогли уменьшить объем сжигаемого угля. В Испании объем выработки электроэнергии из угля сократился практически вдвое с 2019 года после того, как в стране были закрыты угольные станции общей мощностью 6,5 ГВт (более половины всех угольных мощностей).

Аналогичная ситуация имела место в других странах, и все сокращения были обусловлены закрытием угольных электростанций. За последние два года в Чехии, Греции, Италии, Румынии и Португалии были выведены из эксплуатации мощности объемом 1−2 ГВт в каждой.

К несчастью, эффект от закрытия электростанций был по большей части нивелирован ростом использования существующих угольных электростанций в других странах ЕС.

В частности, в Польше выработка электроэнергии угольными электростанциями выросла на 7% (+8 ТВт·ч) с 2019 года на фоне увеличения внутреннего производства и сокращения импорта электричества из соседних стран. Более того, с августа 2021 года Польша остается чистым экспортером электроэнергии — впервые после 53 месяцев подряд, когда ей приходилось импортировать электричество. Объемы угольной генерации в Ирландии также резко выросли в результате замещения газа углем, причем ситуацию усугубила череда отключений газовых электростанций.

ВИЭ бьют рекорды, но их рост замедляется
В 2021 году выработка электроэнергии ВИЭ в ЕС установила новый рекорд — 1 068 ТВт·ч, что на 1% (+12 ТВт·ч) больше по сравнению с предыдущим годом и на 9% (+88 ТВт·ч) — по сравнению с 2019‑м. На долю ВИЭ приходится 37% всей электроэнергии, произведенной в ЕС в 2021 году (против 34% в 2019 году).

Основной вклад в рост возобновляемой энергетики с 2019 года внесли ветряная и солнечная генерация. В 2021 году ветряные и солнечные электростанции установили новый рекорд (547 ТВт·ч), впервые выработав больше электроэнергии, чем газовые (524 ТВт·ч). На долю Солнца и ветра приходится 19% всей выработки электроэнергии в ЕС в 2021 году (против 17% в 2019‑м).

Однако рост ветряной и солнечной генерации на 1% по сравнению с предыдущим годом выглядит очень скромным. Это обусловлено низкими скоростями ветра (ниже средних значений по ЕС). 2020 год был довольно ветреным, особенно его I квартал, что только подчеркивает разницу с 2021 годом. Объемы ветряной генерации в ЕС показали небольшое снижение по сравнению с предыдущим годом (-2%-10 ТВт·ч), что эквивалентно всего лишь 0,3% всей электроэнергии, вырабатываемой в ЕС. Рост выработки солнечных электростанций на 10% (+14 ТВт·ч) в Европе более чем компенсировал снижение выработки ветряными станциями и обеспечил дальнейший рост ветряной и солнечной генерации.

Рост ветряных и солнечных генерирующих мощностей в ЕС-27 ускоряется, но погодные условия в 2021 г. замедляли рост выработки

Вполне ожидаемо, что объемы выработки ВИЭ, таких как солнечные и ветряные электростанции, колеблются от года к году. Усовершенствованные гибкие сети в сочетании с системами долговременного хранения энергии (например, с использованием «зеленого» водорода) обеспечат энергетическую безопасность по мере увеличения доли источников с переменной выработкой.

В 2021 году установленная мощность ветряной и солнечной генерации в ЕС продолжила расти. Ее рост составил 8% (+15 ГВт) для ветряных и 16% (+22 ГВт) — для солнечных электростанций.

Во второй половине 2021 года начался энергокризис. Тем не менее ветряные и солнечные электростанции работали успешно. Во второй половине 2021 года в ЕС эти станции ставили рекорды по выработке электроэнергии каждый месяц (кроме сентября). Выработка только на ветряных электростанциях увеличилась на 2% во второй половине 2021 года по сравнению с тем же периодом 2020‑го.

Испания, Нидерланды и Греция стали новыми чемпионами ЕС по росту ветряной и солнечной генерации. В каждой из этих стран доля рынка ветряных и солнечных электростанций выросла примерно на 10 процентных пунктов всего лишь за три года после замедления роста до минимума в три предшествующих года.

Энергия Солнца и ветра дала примерно треть всего электричества, произведенного в Испании в 2021 году, и не менее четверти — в Нидерландах и Греции. На долю этих трех стран в совокупности приходится более половины всего роста выработки ветряных и солнечных электростанций в ЕС с 2019 года, хотя они покрывают лишь 16% спроса на электричество.

Рост ветряной и солнечной генерации в этих странах обусловлен благоприятным законодательством, снижением себестоимости и амбициозными целями, которые ставят перед собой эти страны. Испания и Нидерланды планируют, что к 2030 году около двух третей всей электроэнергии будет производиться с помощью Солнца и ветра, а Греция собирается довести их долю до 50%. Эти планы сильно контрастируют с ситуацией в Польше и Италии, где развитие ВИЭ идет недостаточно быстрыми темпами, а также с ситуацией в Болгарии, Чехии и Румынии, которые не построили практически никаких возобновляемых мощностей.

В сфере биоэнергетики (законодательство ЕС относит биоэнергетику к ВИЭ, хотя недавние научные исследования показывают, что использование многих видов биотоплива сопряжено со значительными выбросами углерода. — Прим. ред.) наблюдался очень незначительный рост после 2015 года; в 2019—2021 годах рост стал более существенным — на 4% (+7 ТВт·ч), что было практически полностью обусловлено совместным сжиганием биомассы и угля на угольных электростанциях в Нидерландах. Выработка на гидроэлектростанциях в 2021 году оставалась в целом на уровне предыдущего года, но на 9% (+28 ТВт·ч) выше, чем в 2019 году, который выдался относительно маловодным.

Атомная энергетика
В 2021 году европейские атомные электростанции произвели 733 ТВт·ч электроэнергии, что на 7% (+47 ТВт·ч) больше, чем в 2020 году. При этом общий объем выработки на АЭС был на 4% ниже (-32 ТВт·ч), чем в 2019 году, что преимущественно связано с плановым остановом реакторов. На долю атомной энергетики приходится 26% всей электроэнергии, произведенной в ЕС в 2021 году (против 29% 10 лет назад).

Сокращение доли ядерной энергетики в энергобалансе ЕС‑27 по сравнению с 2011 г.
Суммарное изменение выработки электроэнергии с 2011 г., ТВт·ч

Наибольшее сокращение объемов ядерной генерации с 2019 года наблюдалось во Франции (-18 ТВт·ч), Швеции (-13 ТВт·ч) и Германии (-6 ТВт·ч). В этих трех странах с конца 2019 года были остановлены реакторы совокупной мощностью не менее 1,8 ГВт. Это снижение было лишь отчасти компенсировано увеличением выработки в Бельгии (+7 ТВт·ч).

Долгосрочная тенденция к сокращению доли ядерной энергетики в энергобалансе ЕС замедлила декарбонизацию энергетической отрасли. Часть увеличивающейся выработки от ВИЭ тратится на замещение выбывающих ядерных мощностей, что замедляет замещение генерирующих мощностей на ископаемом топливе. По-видимому, данная тенденция сохранится в ближайшем будущем.

Выбросы в атмосферу: цели не достигаются
Согласно данным Международного энергетического агентства (МЭА), для ограничения глобального потепления 1,5 °C и предотвращения наиболее негативных последствий изменения климата необходимо, чтобы энергетические отрасли развитых стран достигли углеродной нейтральности к 2035 году. Если использовать уровень 2019 года в качестве отправной точки (чтобы исключить эффект пандемии 2020 года), для достижения этой цели выбросы от производства электроэнергии должны сокращаться в среднем на 6% в год.

Выбросы в энергетической отрасли ЕС не позволяют достичь цели в 1,5 °C: прогресс замедлился с 2019 г.

Индексированные выбросы в энергетической отрасли в СО2‑э (уровень 2010 г. принят за 100)

По оценкам Ember, выбросы парниковых газов в ЕС в 2021 году составили 700 млн тонн в эквиваленте CO2. С 2019 года выбросы сокращались в среднем лишь на 2,5% в год. Таким образом, выбросы в ЕС сокращаются в 2,5 раза медленнее, чем рекомендует МЭА.

Это происходит потому, что недостаточно быстро идет замещение ископаемого топлива чистой энергетикой. А если ­что-то ­чем-то и замещается, то вытесняется газ, а не более грязный уголь, что еще больше замедляет прогресс.

По сравнению с 2019 годом выбросы в энергетической отрасли сократились в большинстве стран, причем Испания внесла наибольший вклад в это сокращение. Явное исключение — Польша, которая пока сильнее всех препятствует общему прогрессу. Выбросы в этой стране выросли на 7% по сравнению с уровнем 2019 года. Также рост выбросов отмечается в Болгарии, Дании и Ирландии в связи с ростом использования угля.

Интенсивность выбросов в европейской энергетической отрасли (количество выбросов парниковых газов на единицу электроэнергии) снизилась с 253 г СО2‑э на 1 кВт·ч в 2019 году до 241 г СО2‑э на 1 кВт·ч в 2021 году. При этом сохраняется огромный разрыв между наиболее чистыми и наиболее грязными источниками электроэнергии в ЕС.

Тенденции: в газ больше не верят
Газовый кризис 2021 года спровоцировал смену парадигмы в европейском энергетическом переходе. Стремительный взлет цен на природный газ привел к тому, что новые ветряные и солнечные мощности начали замещать газовую генерацию, а не угольную. Поскольку рыночные цены показывают, что газовый кризис останется с нами еще как минимум два года, перспективы использования природного газа как переходного топлива в энергетической отрасли серьезно подорваны.

С декабря 2020 по декабрь 2021 года цена газа на хабе TTF с поставкой на сутки вперед (базисная цена европейского газового рынка) выросла на 585%.

Такой небывалый рост цен на природный газ был вызван сочетанием ряда факторов:

  • холодная зима в северном полушарии в начале 2021 года привела к снижению запасов газа в хранилищах;
  • рост спроса и цен в Азии и Южной Америке вызвал перенаправление поставок сжиженного природного газа (СПГ) в эти регионы из Европы;
  • спрос на газ в мире вырос после снятия ограничений, вызванных пандемией CОVID-19;
  • по сравнению с ожидаемыми объемами сократился импорт газа из России в ЕС.

Резкий рост цен на газ спровоцировал рост цен на электроэнергию в ЕС
Цена электроэнергии, полученной из газа, и тарифы на выбросы углерода в энергетической отрасли

Колоссальный рост себестоимости газовой генерации был обусловлен почти исключительно ростом себестоимости самого газа. Тарифы на выбросы углерода в Системе торговли квотами ЕС за тот же период выросли с € 33 / тонна (на 1 января) до рекордно высоких € 89 / тонна (на 8 декабря), что добавило лишь € 21 / МВт·ч к себестоимости газовой генерации (то есть 10% от совокупного роста себестоимости в 2021 году).

В конце декабря газовые контракты на хабе TTF с поставками в 2022 и 2023 календарных годах торговались на уровне € 90 / МВт·ч и € 42 / МВт·ч соответственно. При таких ценах газовая генерация остается самым дорогим способом производства электроэнергии, даже более дорогим, чем антрацит или бурый уголь.

Продолжающиеся проблемы с поставками и рост геополитической напряженности вызывают обоснованную озабоченность тем, что газовый кризис будет иметь долгосрочные последствия. Некоторые аналитики энергетической отрасли полагают, что он продолжится до 2025 года. Такая ситуация существенно увеличивает риски, обусловленные продолжающейся зависимостью от нестабильных поставок газа для производства электроэнергии (в противоположность ситуации, когда ускоряется переход к самостоятельному производству чистой энергии).

При этом энергия Солнца и ветра была дешевле природного газа для производства электроэнергии до наступления газового кризиса и стала еще более дешевой и конкурентоспособной с его наступлением, даже несмотря на то, что рост цен на сырьевые товары повысил себестоимость производства соответствующего оборудования.

Более того, развитие технологий хранения энергии, их удешевление и использование в сочетании с ветряными и солнечными электростанциями постепенно вытеснят генерацию на ископаемом топливе в мелкооптовых и оптовых поставках электричества, а энергия Солнца и ветра станет основой энергосистемы Европы.

Кризис однозначно показал, что, пока Европа остается зависимой от импорта ископаемого топлива, она продолжит испытывать колебания цен на электроэнергию. На фоне дороговизны и неясных перспектив получения электроэнергии из природного газа, а также дальнейшего повышения конкурентоспособности альтернативных источников энергии на внутреннем рынке, таких как ветер, Солнце и прочие чистые решения, перспективы природного газа как топлива переходного периода выглядят все менее привлекательными.

Многие страны считали ВИЭ заменой угля как источника наибольших выбросов, но при этом игнорировали газовую проблему. Однако сейчас, когда газ стал дороже угля, рынок не способен гарантировать замещение последнего. Отказ от газа и угля становится все более насущным как по экономическим, так и по экологическим причинам. Ускоренное развертывание ВИЭ в сочетании с ростом инвестиций в энергоэффективность позволит этим странам выйти из энергетического и климатического кризисов.

В год, когда скорость ветра была ниже средней, только рост солнечной генерации позволил преодолеть эту отметку: солнечные электростанции в 2021 году произвели на 25% больше электричества, чем в 2019 году, и сейчас вырабатывают 6% всей электроэнергии в Европе. Многие страны Европы уже заложили фундамент для быстрого роста солнечной генерации, причем не только в южных регионах, где ее потенциал выше. Однако прогресс в Европе чрезвычайно неоднороден, и некоторым странам еще только предстоит освоить солнечные технологии.

Испания — хрестоматийный пример использования солнечной энергии. Начиная с 2019 года она практически удвоила ее выработку (с 15 до 26 ТВт·ч). В Испании много солнца, но есть и законодательство, помогающее развивать солнечную генерацию. Министр экологических преобразований Тереза Рибера обеспечила прямой переход на солнечную энергетику в угольных регионах страны. Согласно ее планам, энергия Солнца должна обеспечивать почти 30% вырабатываемой в Испании электроэнергии к 2030 году (против 10% сейчас).

На севере Европы рост солнечной генерации обеспечивается Нидерландами (+6 ТВт·ч / +115% с 2019 года). В 2021 году солнечная энергетика удовлетворила почти 10% внутреннего спроса страны. При этом планы ее дальнейшего развития очень амбициозны, хотя Нидерланды и расположены в северных широтах. В совокупности на долю Испании и Нидерландов приходится половина всего роста солнечной генерации в Европе за период с 2019 года.

Польша также продемонстрировала внушительный рост солнечной энергетики, увеличив объемы выработки более чем вдвое с 2019 года (с 1 до 4 ТВт·ч), но здесь имел место эффект низкой базы. Сейчас ветряные и солнечные электростанции Польши вырабатывают больше электроэнергии (20 ТВт·ч), чем газовые (16 ТВт·ч). Однако последние изменения в мерах государственной поддержки частных солнечных станций могут привести к замедлению роста в 2022 году. В Венгрии также наблюдался рост (+67% / +1 ТВт·ч). Сейчас страна удовлетворяет более 5% внутреннего спроса энергией от солнечных электростанций.

Португалия следует впечатляющему примеру соседки и благодаря расположению на той же широте начинает догонять Испанию по объемам солнечной генерации (почти 4% внутреннего спроса удовлетворяется солнечными электростанциями). Проводятся первые тендеры на установку плавающих солнечных станций на водоемах Португалии — это новый способ использования солнечных технологий.

При этом в некоторых странах ЕС солнечная энергетика стагнирует.

В Италии после быстрого роста солнечной генерации благодаря мерам правительственной поддержки в начале 2010‑х годов объемы выработки вышли на плато (+7% / +2 ТВт·ч с 2019 года). Удивительно, но сейчас абсолютный рост в Италии намного ниже, чем в Польше (+451%, +3 ТВт·ч).

Откуда берут электроэнергию немцы и британцы?

Продолжающаяся несколько недель жара грозит вызвать перебои в энергоснабжении европейских стран. В частности, в Германии некоторые атомные электростанции работают лишь вполовину своей мощности.

https://p.dw.com/p/3zFC

Дело в том, что вода, которой они охлаждаются, чрезмерно разогревается, и ее нельзя больше сливать обратно в реки, поскольку температура речной воды оказывается тогда выше установленных законом норм. В который раз внимание экспертов обращается к альтернативной энергетике, которая, согласно результатам исследования специалистов нефтяного концерна Shell, к середине века будет поставлять половину всей вырабатываемой на земле электроэнергии. С начала правления «красно-зеленой» коалиции в Германии начался настоящий бум ветро- и гелиоэнергетики, поддерживаемый государственными программами инвестиций.

В области использования возобновляемых источников энергии Германия – всем кризисам вопреки — по-прежнему держит первое место в мире. В стране работает 14 тысяч ветровых установок, которые генерируют треть мирового объема ветроэлектроэнергии. Весьма обширны и планы немцев в области использования солнечной энергии. Управляющий объединением предприятий Solarwirtschaft Карстен Кёрниг настроен оптимистично:

«У нас в Германии существует более тысячи предприятий, работающих с такими технологиями. В настоящее время мы занимаем второе место в мире сразу после Японии. Пару недель назад мы обогнали Соединенные Штаты по такому показателю, как суммарная мощность солнечных энергоустановок. Так что я думаю, мы на правильном пути. Германии удалось стать лидером в области использования энергии ветра, и я уверен, что то же удастся нам и в области солнечной энергии».

«Закон о возобновляемой энергии»

С апреля 2000 года в ФРГ действует «Закон о возобновляемой энергии», согласно которому за каждый киловатт-час солнечной энергии или энергии, полученной на ветроэлектростанциях, государство выплачивает производителю 48 центов – это во много раз больше рыночной цены, составляющей до пяти центов. Понятно, что экологические ЭС растут в Германии как грибы после дождя. В минувшем году их суммарная производственная мощность выросла по сравнению с предшествующим годом на 22 процента. Целый ряд предприятий, работающих в области альтернативной энергетики, вышли на биржу и получили там под свои честолюбивые проекты сотни миллионов евро. Однако теперь золотая лихорадка закончилась. В Германии осталось мало площадей, свободных от нелепо торчащих и портящих пейзаж ветровых мачт. Да и с солнечными электростанциями ситуация не лучше. В минувшем году было введено в эксплуатацию лишь 65 тысяч новых гелиоустановок – это наполовину меньше, чем в 2001-ом году. И тем не менее, пока Германия остается в этом секторе энергетики на втором месте в мире после Японии. Для федерального министра по делам окружающей среды Юргена Триттина, представителя партии «зеленых», это – предмет особой гордости:

«В 1998-ом году, незадолго до нашей победы на выборах, последний еще работавший в Германии производитель гелиоустановок объявил, что он намерен уйти с немецкого рынка, потому что для его продукции в стране нет спроса. Сегодня предприятия, выпускающие такие установки, есть в Гельзенкирхене и во Фрайбурге».

Для полноты картины надо отметить, что доля энергии, получаемой от солнечных батарей, все еще крайне мала. Она составляет менее одного процента от суммарного объема всей производимой в Германии электроэнергии. Мощность крупнейшей в мире гелиоустановки, пущенной в начале нынешнего года в Гемау на юге ФРГ, не превышает 4 мегаватт. Этой мощности едва хватает на то, чтобы удовлетворить нужды жителей городка – а их всего-то 4,5 тысяч человек.

Возобновляемые источники энергии в Великобритании

Согласно планам британского правительства, к 2010-му году их доля в суммарном производстве электроэнергии в стране должна возрасти до 10 процентов. В настоящий момент основную часть электроэнергии на Британских островах генерируют атомные электростанции.

Мало где в Европе так часто дует ветер, как в Великобритании. Однако энергия ветра в этой стране пока используется крайне мало. 1200 работающих ветровых турбин вырабатывают около одного процента от ежедневно потребляемой островитянами энергии. Теперь британское правительство планирует к 2010-ому году увеличить долю электроэнергии, произведенной с помощью возобновляемых источников, на 10 процентов. Однако надежды активистов природоохранного движения, что это поможет приблизить конец эры атомной энергетики, похоже, безосновательны. По крайней мере, судя по словам министра торговли и промышленности Великобритании Патриши Хьюит:

«Мы приложим все усилия к тому, чтобы максимально эффективно использовать электроэнергию и чтобы увеличить объем инвестиций в альтернативные источники энергии. В «Белой книге» речь идет как раз о том, что необходимо для достижения этой цели. Однако окончательно исключить строительство новых атомных электростанций мы не можем».

Район Уэльса знаменит тем, что там почти всегда дует сильный ветер. Поэтому датская фирма Westers совместно с британской компанией Mayflower решили построить там, в семи километрах от северного побережья, целый парк ветряных турбин North Oil. Они будут пущены в эксплуатацию предположительно уже нынешней осенью и смогут обеспечить энергией свыше 50 тысяч семей. И это не единственный проект такого масштаба в Уэльсе. Над осуществлением некоторых из них вместе работают казалось бы, непримиримые противники – энергетические компании и международная природоохранная организация Greenpeace, — рассказывает английский эколог Мэтью Спенсер:

«Мы не намерены быстро снимать боевые доспехи. Загрязнителям природы и дальше придется иметь дело с гринписовцами. Однако одновременно мы будем сотрудничать с теми организациями, которые пытаются найти решения экологических проблем».

Где немцы берут электричество в условиях энергокризиса?

В электроэнергетике ФРГ идут быстрые изменения. Свежая статистика показывает, какие энергоносители стали важнее, а какие теряют значение. И насколько вырос экспорт во Францию.

https://p.dw.com/p/4GXP8

Германия увеличила производство электричества и значительно расширила его экспорт, прежде всего, во Францию. При этом чрезвычайная дороговизна природного газа вынудила немецкую электроэнергетику усиленно использовать уголь. Примерно половину генерации электроэнергии обеспечили возобновляемые источники энергии (ВИЭ), причем наибольший рост продемонстрировала солнечная энергетика. В то же время роль АЭС продолжала снижаться.

в 1-м полугодии 2022 года. Данная статистика включает все генерирующие мощности, снабжающие общенациональную энергосистему Германии, но не учитывает заводские электростанции, обеспечивающие исключительно нужды соответствующих предприятий.

Франция останавливает АЭС и покупает электричество в Германии

Наибольшее удивление могут вызвать цифры, характеризующие растущую роль Германии как экспортера электроэнергии. Если общие объемы производства электричества увеличились по сравнению с первой половиной 2021 года на умеренные 1,3%, то поставки в соседние страны выросли на 14,5%. При этом импорт сократился на 9,1%. В результате профицит внешней торговли в этом секторе достиг 16,3 млрд киловатт-часов.

Удивительнее всего то, что впервые со времени объединения Германии в 1990 году немецкие энергокомпании экспортировали больше электричества во Францию, чем импортировали оттуда. Это связано с очень резким, на 58,9%, сокращением поставок из соседней страны, вызванных острым кризисом французской атомной энергетики.

В этом году больше половины из 56 французских АЭС пришлось отключить из-за различных технических неисправностей. Помимо трещин и коррозии, проблемой стала также необычайная жара и последовавшая за ней засуха, приведшие к обмелению и повышению температуры воды в реках, из которых обычно берут воду для охлаждения реакторов.

Из данных Destatis видно, насколько сильно эти факторы повлияли на показатели первого полугодия в Германии. Поэтому можно исходить из того, что в текущем втором полугодии последствия кризиса французской электроэнергетики окажутся еще более значительными, ведь в июле и августе проблемы АЭС, связанные с климатическими явлениями, значительно обострились. А это, в свою очередь, потребовало увеличения немецкого экспорта электроэнергии.

Различные СМИ ФРГ считают, что усиленная переброска немецкого электричества во Францию с целью компенсировать простои ее многочисленных атомных электростанций стала не главной, но одной из причин резкого удорожания электроэнергии в Германии.

Причем в обозримом будущем потребности соседней страны вряд ли уменьшатся. Во всяком случае, 5 сентября канцлер ФРГ Олаф Шольц (Olaf Scholz) и президент Франции Эмманюэль Макрон в ходе видеосовещания договорились о взаимной энергетической поддержке: Германия будет и дальше активно экспортировать в соседнюю страну электроэнергию, а в ответ получит природный газ из французских газохранилищ и с СПГ-терминалов.

Треть немецкой электроэнергии производится сейчас из угля

Этот газ в условиях полного прекращения поставок из России по «Северному потоку» понадобится в Германии для обогрева жилья и в промышленности, но вряд ли будет широко использоваться для получения электроэнергии: в 1-м полугодии, согласно данным Destatis, выработка электричества на газовых электростанциях из-за крайней дороговизны этого топлива упала на 17,9%, а во 2-м полугодии этот процесс наверняка еще больше ускорится. Во-первых, потому что цены на газ остаются запредельными, во-вторых, потому что в ФРГ сейчас развертывается широкомасштабная кампания экономии газа, особенно в электроэнергетике.

Заменить газовые электростанции призваны прежде всего угольные ТЭС. Их выработка увеличилась в 1-м полугодии на 17,2%. В результате доля угля в немецкой электроэнергетике выросла до 31,4%. В то же время доля газа снизилась до 11,7%. А к концу августа, по данным Федерального агентства по сетям (Bundesnetzagentur, BNetzA), эта доля упала уже до 9,8%.

Если учесть, что в ближайшие недели к национальной энергосистеме временно подключат еще целый ряд выведенных ранее в резерв и даже законсервированных угольных электростанций, то их доля по итогам 2-го полугодия может оказаться существенно выше нынешней трети.

Солнечная энергетика Германии сделала большой рывок

Тут, правда, многое будет зависеть от того, насколько большой вклад в производство электроэнергии смогут внести ВИЭ — ветер и солнце, а также биомасса и гидроэнергетика. Их суммарная доля в немецкой электроэнергетике по итогам 1-го полугодия вновь приблизилась к половине, составив 48,5%, что на 12,1% больше, чем в первые шесть месяцев прошлого года, которые, правда, были необычно бедны на сильные ветра.

Впрочем, этот год пока тоже не отличается в Германии особенно ветреной погодой, зато он был пока для ФРГ чрезвычайно, даже аномально солнечным. Поэтому уже в 1-м полугодии выработка электричества с помощью фотовольтаики выросла на 20,1%, а ее доля в немецкой электроэнергетике достигла 11,4%.

Таким образом, солнечные батареи произвели почти столько же киловатт-часов, сколько газовые электростанции. Во 2-м полугодии солнечная энергетика по объемам производства наверняка выйдет вперед хотя бы потому, что июль и август были в Германии необычайно, опять-таки абсолютно аномально безоблачными. Но теперь, по мере приближения типичных для осени и зимы сильных ветров, штормов и даже ураганов шанс увеличить свою долю в 25,7% получит и ветряная энергетика.

Атом и биогаз производят в ФРГ одинаковое количество энергии

Что же касается атомных электростанций, то их доля в немецкой электроэнергетике после отключения в конце 2021 года трех из оставшихся шести энергоблоков АЭС упала на 50,8% и составляет теперь всего 6%.

Так что готовность правительства ФРГ в условиях энергетического кризиса на несколько месяцев отложить намеченный на конец 2022 года полный отказ от ядерной энергетики может иметь важное символическое значение и продемонстрировать, что руководство страны в трудных условиях использует все возможные генерирующие мощности, но не приведет к кардинальному изменению ситуации. Из данных Destatis видно, что оставшиеся три энергоблока АЭС выработали в 1-м полугодии всего лишь чуть больше киловатт-часов, чем немецкие биогазовые установки.

Экстремальная жара — угроза для АЭС?

To view this video please enable JavaScript, and consider upgrading to a web browser that supports HTML5 video

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *